[ История Таиланда ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Население и этнокультурные особенности

Антропологически абсолютное большинство населения всех стран Юго-Восточной Азии принадлежит к южноазиатской малой расе, для которой характерно сочетание монголоидных признаков (тугие волосы, слаборазвитый третичный волосяной покров, желтоватый оттенок кожи, плоское лицо, выступающие скулы, низкое переносье, выраженная складка верхнего века и эпикантус - складка, прикрывающая слезный бугорок) с некоторыми австралоидными чертами (выступающие вперед челюсти, относительно широкий нос, утолщенные губы и др.). Палеоантропологические материалы показывают, что группы населения, переходные между монголоидами и австрало- идами, существовали на юго-востоке Азии еще в позднем палеолите и мезолите. В более поздние исторические периоды в связи с передвижениями различных монголоидных групп с севера на юг их удельный вес в составе населения материковых и островных районов Юго-Восточной Азии непрерывно возрастал.

В составе южноазиатской расы может быть выделено несколько вариантов. Относительно более длинноголовые представители этой расы, сохранившие многие черты древних монголоидов, могут быть отнесены к "восточногималайскому" типу. Это нага, качины, чины, частично ва, палауны, шаны, карены, кая, некоторые группы мяо (мео) и яо (зао). На юге Индокитая, а также в некоторых изолированных и периферийных районах Индонезии и Филиппин распространены другие формы южных монголоидов, с более выраженными австралоидными чертами. К этим группам, которые в специальной антропологической литературе часто называются "протомалайскими" или "индонезийскими", принадлежат малые горные народы южной части Вьетнама, как мон-кхмерские, так и австрнезийские, тямы, джакуны. ниасы, мента- ваи, батаки Суматры, бадуи и тенггеры Явы, частично даяки и пунаны Калимантана, тораджи Сулавеси, ифугао и канканаи Лусона, букидноны и мандайя Минданао, палаваны, мангианы и некоторые другие небольшие этносы Филиппин.

К более короткоголовому типу южноазиатской расы, сложившемуся, вероятно, позднее, в процессе брахикефализации (расширение и укорочение черепа), и обладающему более выраженными монголоидными чертами, принадлежит большинство вьетов (кинь), кхмеров, тайских народов Лаоса и Таиланда, бирманцев, малайцев Малайзии и Индонезии, минангкабау, аче, сундов, яванцев, мадурцев, балийцев, бугов и макасаров, а также висайя, тагалов, илоков, биколов и других крупных народов Филиппин. Это таи-малайский ("дейтеромалайский") расовый тип.

В изолированные районах Индокитая, Индонезии и Филиппин, а также на островной периферии Юго-Восточной Азии сохранились австралоидные группы, почти не смешанные с монголоидами. К ним относятся волнистоволосые, смуглокожие веддоиды Малакки (сенои) и некоторых островов Индонезии (кубу Суматры, тоала Сулавеси и др.), курчавоволосые, темнокожие, крайне низкорослые негритосы (семанги Малакки, аэта Филиппин) и, наконец, тоже курчавоволосые, но значительно более высокорослые представители населения восточной Индонезии, близкие к папуасам и меланезийцам Океании. Смешение между австрало- идами и монголоидами на востоке Малайского архипелага (Молуккские острова, Тимор, отчасти Сулавеси) настолько глубоко и интенсивно, что можно говорить о формировании здесь переходного, восточно-индонезийского расового типа. Новейшие данные по геногеографии групп крови, дерматоглифике (формы рисунка кожи на подушечках пальцев), одонтологии (особенности строения зубов) также говорят о глубоких генетических связях между австралоидами и монголоидами Юго-Восточной Азии.

Этнический состав населения Юго-Восточной Азии отличается большой сложностью и пестротой. Крупнейшим народом материковой части региона являются вьетнамцы - вьеты (свыше 40 млн. человек). По языку и культуре к ним близки мыонги, расселенные в разных районах Социалистической Республики Вьетнам. К западу от вьетов на полуострове Индокитай живет большая группа народов, говорящих на тайских языках. К ним относятся кхон-таи, или сиамцы Таиланда (21 млн. человек), лао восточных и северных районов той же страны и соседнего Лаоса, так называемые горные тай СРВ и, наконец, шаны Бирмы. К вьетам и тай по расовым признакам, многим особенностям хозяйства и культуры близки народы группы мяо-яо (мео-зао); они живут разбросанно на севере Вьетнама, Лаоса и Таиланда. Но общая численность мяо и яо в Индокитае невелика и не достигает 1 млн. человек. Языки вьетов и мяо- яо лингвисты сближают с мон-кхмер- скими языками. В настоящее время на мон-кхмерских языках говорят собственно кхмеры, составляющие основное население Кампучии и живущие также в прилегающих районах соседних государств, горные кхмеры Вьетнама, Кампучии, Лаоса и Таиланда и моны (талаин), сосредоточенные на юге Бирмы и частично в Таиланде.

Народы Юго-Восточной Азии
Народы Юго-Восточной Азии

Близки к перечисленным народам по языку палаун и ва, обитающие на крайнем севере Бирмы, а также сенои и семанги Малакки. Мон-кхмерские языки, а также языки палаун-ва, малаккские и мяо-яо родственны языкам народов мунда на востоке Индостана. Все эти языки иногда объединяют в австроазиатскую семью.

Большую языковую группу населения материковой части Юго-Восточной Азии образуют тибето-бирманцы, входящие в состав китайско-тибетской семьи. Крупнейший народ этой группы - бирманцы. По численности (их 23 млн. человек) они занимают второе место на Индокитайском полуострове. К бирманцам по языку близки карены, кая, качины (цзинпо) и чины. Все эти народы расселены главным образом в Бирме. Кроме того, к тибето- бирманской языковой группе относится несколько небольших народов, разбросанных в северных районах Бирмы, Таиланда и Вьетнама (хани, или акха, лису, лаху, ицзу и др.).

В специальной литературе высказывалась гипотеза о родстве австроазиатских языков с языками, входящими в австронезийскую, или малайско - полинезийскую, семью. На языках этой семьи говорит большинство народов Индонезии, в том числе яванцы - самый крупный народ в Юго-Восточной Азии, насчитывающий более 60 млн. человек, сунды, разные группы малайцев, мадурцы, минангкабау, буги, макасары и др. К той же группе относятся языки филиппинцев - тагалов, илоков, биколов, висайя, ифугао и др. К этим же языкам близки языки малайцев Малайи и Сингапура, тямов и горных тямов Кампучии и юга Вьетнама, джакунов внутренних районов Малакки, маукенов, расселенных на архипелаге Мьей и на некоторых других островах Индийского океана, принадлежащих Бирме и Таиланду. На крайних восточных рубежах Индонезии, в некоторых прибрежных районах Ириан-Джая, в небольшом количестве живут меланезийцы, языки которых также входят в австронезийскую семью.

Этими народами, принадлежащими к крупным языковым семьям, не исчерпывается этническое разнообразие населения Юго-Восточной Азии. На крайнем востоке Индонезии в пределах Ириан- Джая расселены папуасы, говорящие на многочисленных языках, занимающих в лингвистических классификациях изолированное положение. С языками папуасов лингвисты сближают языки северо- хальмахерцев на Молуккских островах и ряд языков Тимора. Возможно, что папуасские компоненты вошли также в состав населения Флореса, Буру, Серама и других островов Восточной Индонезии.

Археологические, антропологические, лингвистические и этнографические данные позволяют предполагать, что древнее население островной и в значительной степени материковой части Юго-Восточной Азии в позднем палеолите, мезолите и раннем неолите принадлежало к австралоидным группам, говорившим на языках, типологически близких к папуасским, а возможно, и к австралийским. Примерно в те же эпохи на севере полуострова Индокитай и в соседних районах современного Южного Китая расселялись переходные австралоидно - монголоидные группы. Среди них надо искать предков позднейших австронезийских и австроазиатских народов, по происхождению, видимо, связанных между собой. В китайских источниках I тысячелетия до н. э. эти древние племена известны под общим наименованием "юэ" (позднеки- тайское произношение этнонима "вьет"). Восточные приморские группы юэ (миньюэ, уюэ и боюэ) были, вероятно, предками австронезийцев и тай, а более западные- вьетов, мон-кхмеров и мяо-яо. К западу от юэ - на юго-западе современного Китая - обитали предки тибето - бирманцев.

Во II тысячелетии до н. э., а местами, по-видимому, и ранее начались массовые передвижения всех этих народов. Они происходили последовательными волнами и сопровождались процессами этнической дифференциации, консолидации и ассимиляции. В силу неравномерности темпов социально-экономического развития народов во всей Юго-Восточной Азии уже в феодальную эпоху сложилась мозаичная этническая структура населения, при которой наряду с крупными народами (вьетнамцы, бирманцы, кхонтаи, малайцы, яванцы, тагалы и др.) сохранились слабоконсолидированные этносы племенного характера (семанги, джакуны, аэта).

В XVI - XIX вв., когда все страны Юго-Восточной Азии (за формальным исключением Таиланда) были захвачены колониальными державами, социально-экономическое, а вместе с тем и этническое развитие народов Индокитая, Индонезии и Филиппин затормозилось. Однако процессы этнической консолидации в рамках исторически сложившихся политических образований продолжались.

После завоевания политической независимости в 40 - 50-х годах XX в. во всех странах Юго-Восточной Азии в той или иной форме развернулось формирование крупных наций; вместе с тем продолжается развитие "сопряженных" с ними менее консолидированных этносов разных типов. Кроме коренного населения в Юго-Восточной Азии живут также выходцы из разных азиатских стран: китайцы (около 14 млн. человек, рассеянные почти по всем странам региона), тамилы и другие дравидские переселенцы из Индии (свыше 1,2 млн. в Малайзии, Сингапуре и Бирме), бенгальцы и родственные им индоарийские народы (почти 500 тыс. в тех же странах). Европейцы в этом регионе немногочисленны.

Юго-Восточная Азия представляет собой историко-этнографическую область высшего порядка (регион). Ее принято подразделять на материковую и островную подобласти. Еще не изучены все этапы образования Юго-Восточной Азии как большой историко-этнографической области, но ясно, что уже в эпоху мезолита существовала определенная культурная общность этого региона. Недавно в Юго-Восточной Азии были обнаружены следы раннего земледелия (пещера Духов в одной из горных долин в Таиланде), относящиеся к IX - VIII тысячелетиям до н. э. Склоны гор, а также низменности, покрытые густыми лесами, тогда почти не были освоены. Человек поселился на равнинах, уже будучи знаком с земледелием - орошаемым рисоводством.

Сложение рисоводческой культуры относится к неолиту, и проходило оно, по- видимому, в приморских низменных районах на востоке материковой части. Одними из первых этой культурой овладели тайские и австронезийские народы (за исключением одной ветви последних, которая 5 тыс. лет назад, а может быть и раньше, переселилась в Океанию). Искусство ирригации помогло австронезийским народам освоить весь островной мир Юго-Восточной Азии. Орошаемое земледелие особенно широкий размах получило в первых веках нашей эры, когда у большинства народов региона интенсивно шли процессы образования классового общества. Переход к плужному земледелию у народов Юго-Восточной Азии начался еще в эпоху бронзы: лемеха из бронзы найдены в археологических памятниках донгшонской культуры (VIII - VII вв. до н. э. - III в. н. э.). С первых веков нашей эры заливное рисоводство с применением плуга, который тянут быки или буйволы, выступает во всех странах Юго-Восточной Азии как ведущая отрасль хозяйства. Вероятно, в эпоху бронзы в горных частях региона сложилась и подсечно - огневая система земледелия.

В настоящее время в Юго-Восточной Азии основным хозяйственно-культурным типом можно считать пашенных земледельцев, сохранивших многие достижения исторически им предшествовавших ручных (мотыжных) земледельцев. У них, в частности, распространены сейчас или существовали прежде свайные постройки. В пище пашенных земледельцев, как и у всего остального населения, преобладают растительные продукты (рис, просо, кукуруза и овощи); изредка употребляется мясо. Часто с рисом едят острые рыбные соусы. Молоко и молочные продукты почти не едят. До недавних пор широко бытовало жевание бетеля (орех арековой пальмы и известь, завернутые в лист перечного растения бетеля).

Одежда распашного типа, в настоящее время близкая к интернациональным фасонам. Но прежде ее основу составляли набедренная повязка и легкая куртка с разрезом спереди у мужчин, сшитая или несшитая юбка и такая же куртка у женщин. Только у вьетов еще в далеком прошлом оба пола стали носить с курткой штаны - элемент, заимствованный у центрально-азиатских кочевников.

Традиционная духовная культура основного населения стран региона очень разнообразна. Большое влияние на нее оказал буддизм: во Вьетнаме в северной форме махаяны, в остальных странах в южной форме хинаяны, или тхеравады. Если северная форма буддизма исповедуется параллельно с другими, чисто местными культами, то его южная форма стала в ряде стран господствующей религией, важным фактором общественной жизни и прочно внедрилась в образ жизни населения. С VII - VIII вв. и особенно после XIV в. в регионе получил распространение ислам: в Индонезии, Малайзии, отчасти на Филиппинах (у так называемых моро), во Вьетнаме и в Кампучии (тямы - мусульмане). Вместе с тем в Индонезии у некоторых народов еще ощутимы следы индуизма, который появился с первой волной индийского влияния на рубеже новой эры. В Кампучии еще в XIX в. при королевском дворе существовала небольшая каста исполнителей брахманских обрядов. Значительно большее влияние индуистские обряды и верования имели у тямов в Кампучии и Вьетнаме, а на острове Бали в Индонезии индуизм до сих пор глубоко пронизывает культы, обряды и празднества. Христианство, начавшее распространяться с XVI в. усилиями миссионеров различных церквей, имеет существенное значение лишь на Филиппинах, где католицизм является религией основной массы населения. Некоторое количество католиков есть во Вьетнаме, особенно на юге; протестанты и католики есть также в Индонезии. В других странах христианство привилось только у горцев (например, в Бирме у части каренов), у которых буддизм не пустил глубоких корней.

Под всеми наслоениями развитых религиозных систем лежат мощные пласты местных религиозных верований, народных представлений и художественного фольклора. К ним относятся различные сельские обряды, вроде весеннего праздника с гонками на драконовых лодках, сказки о терпеливом и трудолюбивом буйволе - помощнике пахаря, древний сюжет о зайце, который вовсе не труслив, а смел и находчив и поэтому побеждает тигра или крокодила, и т. д.

В горных районах у народов разных языковых семей широко представлен другой хозяйственно-культурный тип - ручных (мотыжных) земледельцев тропического и субтропического пояса. Экономика ручных земледельцев основана на подсечно-огневом земледелии, связанном с периодической сменой полей и вырубанием нового лесного участка. Лес рубят топорами и большими ножами. Обычно после пожога сеют кукурузу, рис или просо, используя сажальный кол. Мотыга играет часто второстепенную роль. Землю ею рыхлят редко, чаще используют для прополки. Иногда, например у ва Бирмы, углубления для семян риса или кукурузы делают ножами. У ва нож - универсальное орудие, с которым также ходят на охоту. Материальная культура ручных земледельцев близка к культуре жителей равнин. Сказываются исторические связи народов, а также позднейшее влияние со стороны жителей равнин на горцев. Лишь некоторые особенности выделяют последних, например предпочтение ими клейкого риса. В некоторых районах база этого хозяйственно-культурного типа другая - террасное орошаемое рисоводство. Такой вид земледелия особенно развит у горных народов Лусона (ифугао и бонтоков) и на Яве. Что касается духовной культуры, то для представителей этого хозяйственно-культурного типа характерно большое количество фольклорных произведений лирического, эпического и других жанров. Для религиозных верований специфичны культ природы и различные аграрные культы.

Особый хозяйственно-культурный тип представляют так называемые морские кочевники (селуны, маукены, оранг-лауты, баджао). Занимаясь рыболовством и морским собирательством, эти группы живут постоянно в больших лодках, время от времени меняя свои стоянки.

Наконец, в самых глухих местах обитают небольшие группы охотников и собирателей тропических лесов (семанги, мрабри в Индокитае; кубу, пунаны в Индонезии; аэта на Филиппинах). У некоторых из них, например у семангов и аэта, выражены черты негритосского типа, другие же - типичные южные монголоиды (мрабри, кубу).

Несмотря на различие хозяйственно- культурных типов, все народы Юго-Восточной Азии обнаруживают в разных сферах культуры ряд общих черт, что позволяет рассматривать этот регион как одну большую историко-этнографическую область. Каждый народ вносит свой вклад в этот разнообразный и красочный мир.

В настоящее время население Юго-Восточной Азии приближается к 300 млн. человек. Для стран региона характерна неравномерность размещения населения: наряду с огромными областями низкой плотности здесь встречаются небольшие очаги очень высокой плотности населения. Например, на Яве проживает 65% населения всей Индонезии, тогда как площадь острова составляет всего 7% территории страны. Зато в Ириан-Джая, занимающем 22% территории страны, живет лишь 1 % населения. Очаги высокой плотности населения возникли в Юго-Восточной Азии прежде всего в дельтах крупных рек. В Индокитае, например, более половины всего населения сосредоточено в дельтах Иравади, Менама, Меконга и Хонгха, составляющих лишь 7% территории этой области. Здесь нередки районы, где плотность превышает 1000 человек на 1 кв. км. На Яве же есть местности, где плотность сельского населения достигает 2400 человек на 1 кв. км.

Все страны Юго-Восточной Азии отличаются быстрыми темпами роста населения. Везде ежегодный прирост не ниже 2,2 - 2,4%, а в Малайзии, Таиланде и Вьетнаме он превышает 3%. Такие темпы в значительной мере обусловлены снижением смертности при сохранении высокой рождаемости. Уровень последней обычно не менее 40 рождений на 1000 жителей. Некоторое снижение рождаемости отмечено только в Сингапуре и Малайзии, что вызвано поздними браками среди мужчин китайской части населения. В Сингапуре, Малайзии, на Филиппинах и в ряде других стран начинает проводиться политика "планирования семьи".

Абсолютное преобладание сельского населения (иногда до 85%) и низкие темпы индустриализации превращают рост народонаселения в большинстве стран Юго-Восточной Азии в сложную социальную проблему.

Развитие капиталистического хозяйства в ряде стран Юго-Восточной Азии вызвало в прошлом значительный приток населения из Китая и Индии. Из китайцев и индийцев до недавнего времени формировались основные группы рабочих, мелкой и средней буржуазии. До сих пор представители этих народов играют важную роль в промышленно развитых центрах.

Юго-Восточная Азия - одна из наименее урбанизированных частей мира, хотя городская жизнь стала развиваться здесь очень рано, с первых веков нашей эры. В средние века в регионе выросли такие административные и религиозные центры, как Ангкор в Кампучии, и многочисленные портовые города в приморских районах, особенно на полуострове Малакка. Появление современных городов связано с усилением колониальной экспансии европейских держав в XIX в.

В этот период особенно развились портовые города, а также возникли города около рудных разработок. Колониальное прошлое наложило свой отпечаток и на численность населения ряда городских центров, которые иногда насчитывают меньше жителей, чем крупные сельские агломерации. Многие города - районные административные центры - мало отличаются по своему облику от сельских поселений. В настоящее время в регионе идет процесс урбанизации, хотя в среднем в городах Юго-Восточной Азии живет лишь 10 - 15% всего населения. В Сингапуре особая ситуация: там городское население составляет почти 100%. В целом выявляется такая закономерность: страны, долгое время специализировавшиеся на производстве риса (например, Бирма и Таиланд), имеют более низкий процент городского населения.

В Юго-Восточной Азии довольно много городов с населением, близким или большим 1 млн. человек. Это Рангун, Сингапур, Бангкок, Ханой, Хайфон, Хошимин, Пномпень, Бандунг, Манила, Куала-Лумпур, Джакарта, Сурабайя и несколько городов в Индонезии. Исторически эти города развились на основе торгово-сбытовой деятельности. Вообще же разрыв между численностью населения больших и малых городов, как правило, очень велик.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://thailand-history.ru/ "Thailand-History.ru: История Таиланда"