[ История Таиланда ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Население

Современное население Индонезии складывалось на довольно однородной расовой основе, ибо подавляющее большинство жителей страны принадлежит к южноазиатской группе, занимающей промежуточное положение между монголоидами и австралоидами, хотя и ближе стоящей к монголоидам. Этот расовый тип сложился за несколько тысячелетий до нашей эры в южных районах Восточной Азии и на Индокитайском полуострове. В результате смешения представителей южноазиатской группы с аборигенным австралоидным населением сформировался восточноиндонезийский контактный тип, в котором австралоидный элемент прослеживается гораздо сильнее. Тип этот наиболее характерен для населения Молуккских островов. У некоторых групп индонезийцев значительна и европеоидная примесь - следы контактов с индийцами и арабами, а затем и голландцами.

С некоторой долей условности можно выделить два типа среди индонезийцев южноазиатского облика. Первый из них, численно преобладающий, сформировался позднее. Он характеризуется следующими чертами: рост средний и ниже среднего, коричневая кожа, среднеутолщенные губы, слегка уплощенный довольно широкий нос, темно-карие глаза, черные прямые волосы, растительность на лице слабая, эпикантус умеренно выражен. Представители этого типа отличаются широким или умеренно широким черепом. Скулы выдаются, но менее, чем у восточных или северных монголоидов. К данному типу относятся яванцы, сунды, мадурцы, малайцы, минангкабау, буги, макасары и некоторые другие народы. Все они потомки тех древних переселенцев, которые пришли со второй поздней очередью монголоидных миграционных волн. Второй тип сформировался раньше первого и отличается меньшим ростом, удлиненностью черепа, значительной уплощенностью носа, более светлой кожей (до желтоватой с серым оттенком). Лучше всего он представлен у даяков, батаков, тораджей, ниасов.

Народы Индонезии
Народы Индонезии

В стране также проживает около 1 млн. представителей папуасско-меланезийской расы из группы австралоидных рас. Это папуасы и несколько десятков тысяч меланезийцев Ириан-Джая, а также некоторые народы Молуккских островов. Для них характерны темная до черноты кожа, средний и ниже среднего рост, густые курчавые волосы. К более ранним обитателям относятся и немногочисленные на архипелаге представители веддоидов, которые в отличие от папуасов волнистоволосы и ниже ростом. Китайцы Индонезии относятся в целом к восточноазиатским монголоидам, хотя среди них многие имеют южноазиатские расовые черты. Наконец, в стране встречаются и европеоиды - это выходцы из Индии, Арабского Востока, Европы; европеоидные черты заметны и у "индо" - так называют индонезийско- европейских метисов.

Из всех народов Индонезии лишь 16 имеют численность, превышающую 1 млн. человек (включая и несколько этнических общностей, фактически представляющих собой группы родственных народов).

Самые крупные народы сосредоточены на небольшой Яве. Яванцы (более 58 млн. человек) компактно населяют Центральную, частично Западную и Восточную Яву; яванских переселенцев и их потомков можно встретить в восточной и южной частях Суматры и на юге Калимантана. На западе Явы живут сунды, или сунданцы (более 17 млн.), также переселяющиеся на юг Суматры. На острове Мадура и на части Восточной Явы расселены мадурцы (более 9 млн. человек).

На востоке Суматры и на островах у ее восточного побережья, на Западном и Восточном Калимантане, а также вдоль побережья многих других островов, включая и самые отдаленные на востоке страны, поселились индонезийские малайцы, называющие себя обычно по месту проживания: оранг-палембанг, оранг-риау, оранг-кутей, т. е. "палем-бангцами", "риаусцами", "кутейцами" (вместе их более 6 млн.). Связанные с малайцами по происхождению минангкабау живут в западной и в меньшей степени в центральной и восточной частях Суматры. Они активно расселяются по острову, а также мигрируют за его пределы. Минангкабау более 4 млн. человек, в том числе только в Джакарте их более 500 тыс. Группа родственных народностей, объединяемых под названием батаки (2,5 млн.), населяет область к северу от этнической территории минангкабау. На северной оконечности Суматры живут аче (более 1 млн.). Юго-западная и южная части Суматры - это подлинная мозаика небольших народов; иногда все эти народы называют собирательным именем "лампунги" (общая численность - около 1 млн.).

На юге Калимантана живут банджары их (2 млн.). Различные группы даяков населяют центральную часть Калимантана, среди них и клемантаны, от которых остров получил свое индонезийское название (общая численность даяков - до 1,5 млн.). На юго-западной оконечности Сулавеси живут буги (3 млн.) и макасары (1 млн.). Весь центр острова занимает сложная в этнокультурном отношении группа племен и народностей, объединяемая под названием тораджи (более 1 млн.). На острове Бали живут балийцы (более 2 млн.); они занимают также западную часть соседнего Ломбока, основное население которого составляют сасаки (3 млн.). Более чем миллионное население Молуккских островов состоит из многих десятков этносов, из которых наиболее крупные - амбонцы, живущие на острове Амбон и на побережье ближайших островов (400 тыс.). Ириан-Джая населен многочисленными племенами папуасов (свыше 1 млн.); постепенно здесь увеличивается численность выходцев с других островов Индонезии.

Из некоренного населения крупнейшая группа - китайцы (не менее 3, а по некоторым данным 4 млн. человек). Они живут почти во всех крупных городах Индонезии, главным образом на Яве, а Азия также компактно населяют ряд сельскохозяйственных районов (например, Самбас на северо-западе Калимантана). Кроме того, в Индонезии постоянно проживают примерно 80 тыс. арабов, 50 тыс. индийцев. Европейцы - их около 200 тыс. - живут здесь временно, это служащие разных компаний и банков, журналисты, дипломаты и т. п. Есть и японцы - главным образом служащие различных фирм.

Народы Индонезии развивались неравномерно вследствие сложного комплекса исторических и естественно-географических причин. Поэтому к середине XX в. они оказались на различных ступенях социально-экономического развития и на разных стадиях этнической консолидации. Как правило, народы, населяющие прибрежные районы, благодаря непрерывным экономическим и культурным контактам развивались значительно быстрее. Народы же, занимающие изолированные внутренние районы больших островов или обитающие на многочисленных мелких островах, лежащих в стороне от морских путей, сохраняют более отсталые формы социально-экономических отношений и находятся на более низком уровне этнического развития.

В целом народы Индонезии представляют собой пример такой общности, которая в советской научной литературе получила название этнополитической. Ряд этносов страны достиг уровня нации. Это большая часть крупных, этнически однородных народов, а также некоторые небольшие этносы, например амбонцы, у которых сильно развито этническое самосознание. Есть ряд народностей или групп народностей, формирующихся в нацию, например мадурцы, банджары, минахасы. Во всех районах, кроме Явы, встречаются группы племен, находящиеся на стадии формирования в народности, например даяки и тораджи. На низшей ступени социального и этнического развития находятся кочевые племена охотников, рыболовов и собирателей, например кубу с восточной Суматры.

Согласно последним данным лингвистических обследований, население страны говорит более чем на 300 языках, имеющих свыше 1000 диалектов. Большинство языков относится к австронезийской семье: до 96% жителей страны говорят на языках именно этой семьи. Особую группу составляют папуасские языки, распространенные среди папуасов Ириан-Джая, жителей севера Хальмахеры и островков Тернате и Тидоре, а также у части населения Тимора. Всего на папуасских языках говорит менее 1% населения страны. На китайских диалектах говорит более 2% населения. Наконец, арабский, индийские и европейские языки являются родными языками менее чем для 0,5% жителей.

Несмотря на то что большинство индонезийских языков родственны между собой, нередко даже диалекты одного и того же языка настолько различны, что затрудняют, а иногда даже исключают взаимопонимание между говорящими на них народами. Именно поэтому в полиэтнической Индонезии такую большую роль играет сейчас общегосударственный индонезийский язык ("бахаса индонесиа"). Распространение этого языка происходит неуклонно и безболезненно, так как он не является языком этнического большинства и, следовательно, нет речи о гегемонии какой-либо одной нации. Родным "бахаса индонесиа" является для 6 млн. индонезийских малайцев, а также для тех, кто родился в этнически неоднородной семье, где поэтому говорили на индонезийском языке. Простота индонезийского (малайского) языка особенно наглядна при его сравнении с яванским, в котором есть несколько стилей, отличающихся не только лексикой, но иногда и синтаксисом.

Во всех современных письменных языках Индонезии используется латинский алфавит, хотя в некоторых, например яванском, сундском и балийском, не забыты еще и старые системы письма. Эти системы являются видоизменениями, иногда очень значительными, санскритского письма деванагари. В малайском и близко родственных ему языках (минангкабауском и др.) долгое время использовалось арабское письмо, уступившее место латинице лишь с середины XIX в. Старые системы письма до сих пор иногда используют для печатания религиозных, философских и фольклорных текстов, а также текстов средневековых хроник.

Ислам - основная религия страны. Мусульмане составляют 94% населения, христиане - несколько более 4%. Среди христиан имеются как протестанты, так и католики. Протестантизма придерживается большая часть тоба-батаков, некоторые народы и племена Калимантана, Сулавеси (минахасы и др.), Малых Зондских островов, Молукк, Ириан-Джая; в этих районах продолжается активная миссионерская работа. Протестантизм представлен преимущественно своим кальвинистским (реформатским) течением, однако батаки - лютеране. Католики - это главным образом жители Флореса и ряда других Малых Зондских островов; есть они и среди некоторых групп жителей Восточной Явы. Христианство имеет сторонников даже на Западной Яве - одном из центров мусульманства. Последователями индонезийской разновидности индуизма являются балийцы и часть тенггеров на Восточной Яве; на Западной Яве бадуй придерживаются своеобразной формы буддизма с примесью анимизма; в среде тенггеров и бадуй идет процесс исламизации. Китайцы в основном буддисты, даосисты, конфуцианцы. Часть населения все еще придерживается местных традиционных культов, многие элементы которых можно встретить и у индонезийцев, исповедующих какую-либо из мировых религий.

В целом индонезийцы отличаются веротерпимостью, однако в последние десятилетия классовые и межэтнические противоречия нередко приводили к религиозным распрям: столкновение между мусульманами и христианами в конце 60-х годов, распри мусульман с приверженцами традиционных местных культов. Индонезийская буржуазия использует религию для разжигания религиозной розни с целью укрепления своего влияния в массах, где религиозные настроения нередко очень сильны. Особенно активно действовали в этом направлении мусульманские буржуазные партии. Во время разгула террора после событий 30 сентября 1965 г. именно фанатичные мусульмане из правых организаций совершали массовые убийства коммунистов и всех подозреваемых в сочувствии к ним. Религиозная рознь иногда перерастает в национальную, и, наоборот, былая племенная вражда нередко принимает религиозную окраску.

Население Индонезии растет очень быстро. За 40 лет (1930 - 1970) оно удвоилось, достигнув 120 млн. человек. Темп прироста в 30-х годах равнялся 1,5%, а в настоящее время он составляет от 2,5 до 2,8%. Ежегодно в стране в среднем рождается 50 и умирает 21 человек на 1000 жителей, в то время как в развитых странах смертность составляет 5 - 10 человек на 1000 жителей. Высока в Индонезии и Детская смертность: из 1000 родившихся умирает, не дожив до 1 года, 125 детей (в США этот показатель - 25, в Швеции - 15). В прошлом детская смертность была еще выше, особенно у отсталых в социально-экономическом отношении народов, у которых она и сейчас гораздо выше, чем в среднем по стране. Некоторое снижение смертности, особенно детвой, достигнуто путем борьбы с эпидемическими заболеваниями, и прежде всего благодаря проведению прививок, хотя ими охвачено и не все население.

Нынешний темп прироста означает, что ежегодно население страны увеличивается на 3 - 4 млн. человек. Поэтому все активнее становятся попытки ввести планирование семьи, прежде всего на Яве и Бали. Создаются специальные клиники, начата пропаганда ограничения численности семьи. В 1968 г. создан специальный Национальный институт планирования семьи, на который возложена задача добиться сокращения числа рождений до 300 - 500 тыс. в год.

Как в формировании современного этнического состава, так и в динамике численности населения Индонезии внешние миграции неиндонезийских этносов играли в общем небольшую роль.

Численность иммигрантов никогда не была большой (кроме Китайцев). Въезд европейских рабочих голландскими властями был запрещен: они предпочитали вербовать китайских кули.

В последние десятилетия, вплоть до 1965 г., въезд в страну несколько превышал выезд: за 13 лет (1953 - 1965) в страну въехало около 1 млн. человек, выехало же около 800 тыс. После 1965 г. выезд, наоборот, несколько превысил въезд, в первую очередь благодаря заметной китайской эмиграции (по некоторым оценкам, в 1966 - 1969 гг. в период подъема антикитайских настроений из Индонезии эмигрировало до 0,5 млн. китайцев), а также из-за выезда индонезийцев, покидающих родину в поисках работы или по политическим мотивам.

Численность мужского и женского населения приблизительно равна, причем небольшой перевес женщин образовался в основном из-за гибели мужчин в годы японской оккупации и национально-освободительной борьбы. У наиболее отсталых в социально-экономическом отношении народов, условия жизни которых тяжелы, мужчин больше, так как непосильная физическая работа, а главным образом тяжелые условия материнства сокращают продолжительность жизни женщин. Такая картина наблюдается у многих малых народов Суматры, Калимантана, Малых Зондских островов. У народов же, стоящих на более высоком уровне социального развития (например, у яванцев, балийцев), число женщин превышает число мужчин, ибо здесь мужчины зачастую несут большую нагрузку, чем женщины (например, работают батраками, лесорубами).

Браки обычно заключаются между представителями одного этноса, но в больших городах часты и межэтнические браки. Однако китайцы стремятся избегать смешанных браков, и 2/3 их имеют моноэтнические семьи. Браки, как правило, моногамные, хотя ислам и разрешает многоженство; последнее допускается также доисламским обычным правом, бытующим у некоторых народов. Но лишь очень немногие богатые мусульмане да старейшины некоторых племен имеют более одной жены.

Для Индонезии характерно преобладание молодых возрастов, причем их доля растет - происходит постепенное "омоложение" страны. Если в Европе дети до 15 лет составляют около 25%, то в Индонезии доля этой возрастной группы в 1,5 раза больше и имеет тенденцию к повышению. А так как темп роста производства значительно отстает от темпа роста населения, высокий процент молодых возрастов, не вовлеченных в хозяйственную деятельность, кладет добавочное бремя на семью и в конечном счете на всю страну.

К середине 70-х годов численность самодеятельного населения Индонезии достигла 45 млн. человек. Более 2/3 его было занято в сельском и лесном хозяйстве и рыболовстве. В промышленности же (включая кустарную, удельный вес которой чрезвычайно велик) было сосредоточено всего около 7% самодеятельного населения, а вместе со строительством - 10%. На торговлю и финансы приходилось 8% всех экономически активных жителей, на сферу услуг - 9, а на транспорт и предприятия средств связи - только 3%, что мало для географически сильно расчлененной страны.

До победы индонезийской национально-освободительной революции в 1945 г. на верхней ступени социальной лестницы стояли голландские колонизаторы, именно в их руках была сосредоточена политическая и экономическая власть. Опорой голландцев были правители многочисленных княжеств и султанатов, т. е. индонезийская феодальная бюрократия, сохраненная колонизаторами, а также большая часть старейшин и верхушка деревенских общин. Крупную и среднюю буржуазию составляли прежде всего китайцы и небольшая группа арабов и индийцев, часть китайцев входила также и в мелкобуржуазную прослойку, Индонезийцы в основной своей массе представляли крестьянство, мелкую буржуазию и пролетариат.

После 1945 г. политическая власть перешла в руки индонезийской буржуазии и мелкобуржуазной интеллигенции. В результате национализации голландской собственности позиции национальной индонезийской буржуазии укрепились. Однако китайская буржуазия по-прежнему чрезвычайно сильна: она контролирует до 30% оборотного капитала и до 70% финансовых операций в стране. Поэтому индонезийское правительство стало искать сотрудничества с местным китайским капиталом, перешло к политике "интеграции" и "ассимиляции" китайского населения. Практически это нашло выражение в том, что китайцы стали менять имена и вывески на индонезийские, обзавелись покровителями из числа высокопоставленных чиновников, делая их своими компаньонами.

Особенностью развития современной индонезийской буржуазии является то, что в ее среде интенсивно растет так называемая бюрократическая буржуазия, накопившая, а точнее, награбившая значительные капиталы путем служебных злоупотреблений. Но она вкладывает их не в производство, где оборачиваемость капитала на первых порах мала и доходы невелики, а в сферу землевладения, в субсидирование "развлекательной индустрии" и разного рода спекуляции, позволяющие получить колоссальные доходы в кратчайший срок.

Основной класс страны - крестьянство. В деревне живет около 85% населения. Из них почти 9/10 составляют крестьяне-бедняки, во владении которых находится менее 50% всех орошаемых земель. Особенно тяжело положение на Яве, где свыше 60% крестьян вообще не имеет земли. Лишь 2/5 индонезийских крестьян владеют каким-то наделом, остальные, т. е. более 40 млн. человек, - это арендаторы и безземельные батраки со своими семьями. В целом едва ли не 90% крестьян Индонезии не имеют прожиточного минимума.

Индонезийский пролетариат насчитывает около 6 млн. человек, включая сельскохозяйственных рабочих и кустарей. В подавляющем большинстве это рабочие низкой квалификации; в стране не более 500 тыс. фабрично-заводских рабочих (вместе с транспортниками). Заработная плата рабочих очень низка.

Индонезия населена и освоена крайне неравномерно. Почти 2/3 населения страны живет на Яве и Мадуре. Если средняя плотность населения на этих островах составляет 647 человек на 1 кв. км, на Суматре - 51, то в Ириан-Джая - всего 2 человека на 1 кв. км. Такая неравномерность расселения является как результатом влияния физико-географических условий (наличие хороших почв или источников для ирригации), так и следствием исторического развития. Последним можно объяснить то, что некоторые благоприятные в почвенно-климатиче- ском отношении, но лежащие в стороне от морских дорог районы имеют малочисленное население, например остров Хальмахера.

В целом по численности трудовых ресурсов Индонезия занимает первое место в Юго-Восточной Азии и пятое - в мире. Однако наблюдается крайне неравномерное распределение этих ресурсов по отдельным районам страны. Кроме того, при избытке неквалифицированной рабочей силы ощущается острый недостаток в технически опытных кадрах рабочих.

Значительный прирост населения страны, отстающий от прироста производительных сил, уменьшение доли национального продукта на душу населения усугубляют социальные противоречия, проблему занятости населения. Особенно остро эта проблема стоит на Яве. За 30 лет после 1930 г. площадь обрабатываемой земли на этом острове возросла всего лишь на 4,8% при увеличении населения на 55%. Поэтому переселение части яванских жителей на другие, менее населенные острова превратилось в одну из серьезных государственных задач.

Бурные события последних десятилетий вызвали большую подвижность населения, расшатав вековечные устои сельских общин и пробудив у молодежи тягу к центрам политической, культурной и научной жизни страны - большим городам, которые стали быстро расти. Особенно устремилась молодежь в города Явы, и прежде всего в Джакарту. Темп роста городского населения значительно обгоняет темп роста населения страны в целом. Однако для Индонезии, как и для большинства развивающихся стран, характерна так называемая ложная урбанизация, при которой увеличение городского населения вызвано не ростом промышленности, а аграрным перенаселением.

Индонезийская статистика сейчас относит к городам яванские населенные пункты, имеющие свыше 15 тыс. человек, а на других островах - в зависимости от их заселенности - поселения, насчитывающие от 5 или 10 тыс. жителей. При этом принимается во внимание, является ли данный пункт административным центром какой-либо территориальной единицы или нет. Все остальные населенные пункты, даже яванские деревни с 8 10 тыс. жителей, относятся к сельским поселениям.

В середине 70-х годов число городов, имеющих от 100 до 500 тыс. жителей, составляло 17. Появились также три города - "пятисоттысячника", два города- "миллионера", а население Джакарты превысило 5 млн. человек. Население этих крупнейших городов уже составляет 20% всех жителей страны. 2/3 городов Индонезии сосредоточено на Яве. В них живет 20% населения этого острова, а на Западной Яве городское население составляет почти 43% всех жителей. Такой высокий уровень урбанизации объясняется наличием двух крупных городов - Джакарты и Бандунга. На всех других островах, вместе взятых, в городах живет около 3 млн. человек, или приблизительно 10% городского населения страны.

На Яве города расположены как на побережье, так и во внутренних сельскохозяйственных районах; на других островах они обычно привязаны к побережью. Города - это прежде всего торговые и административные центры. В самое последнее время стимулом для развития некоторых городов стали интенсивная добыча полезных ископаемых и лесоразработки. Былые захолустные местечки превратились в города с тысячами и десятками тысяч населения.

Серьезной отрицательной стороной быстрого роста городов является приток в них неквалифицированной рабочей силы, увеличение контингента деклассированных элементов, обострение жилищной проблемы с ее неизбежными следствиями - скученностью, болезнями, ростом преступности, безработицей. Но в целом урбанизация способствует распространению современных идей и пробуждению гражданского самосознания даже в далеких глухих уголках страны, куда они проникают вместе с возвращающимися из городов отходниками. Особенно велика в этом роль Джакарты, являющейся, по выражению одного исследователя, "наиболее индонезийским, если не единственным индонезийским городом".

Сельская же местность остается более консервативной по образу жизни населения. Она сохраняет свой традиционный облик в неизмеримо большей степени, чем города.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://thailand-history.ru/ "Thailand-History.ru: История Таиланда"