[ История Таиланда ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Культура: традиции и современность

Культура Индонезии самобытна и многолика; многочисленные народы страны хранят традиции, уходящие корнями в седую древность. Эти традиции были развиты и обогащены на протяжении веков благодаря встречам с носителями иных культур: индийцами и арабами, персами и китайцами, португальцами, голландцами, англичанами и другими народами. Новые культурные ценности были органически переработаны и синтетически включены в комплекс культур многих индонезийских народов. И хотя для Индонезии характерно весьма значительное культурное разнообразие, культуры отдельных народов имеют немало общих черт, объясняемых общностью происхождения и сходными условиями развития.

Резьба по дереву - подлинное искусство
Резьба по дереву - подлинное искусство

В Индонезии различаются две крупные этнокультурные области - западная и восточная. Первая охватывает Большие Зондские острова и остров Бали. Она заселена представителями южноазиатской расовой группы и отличается значительно более высоким уровнем развития, чем восточная. Обычно, когда ученые говорят об "исконной индонезийской культуре", то имеют в виду комплекс общих черт, свойственных жителям западной области, где сосредоточено подавляющее большинство населения. Для этой области характерны раннее развитие орошаемого земледелия (рисоводство), разведение быков и буйволов, а у немусульманских народов - также и свиней, ряд общих черт как в материальной культуре (свайные жилища, лодки с балансиром, аналогичные типы орудий труда), так и в социальной и духовной (наличие родовой и общинной организации, анимистические представления и культ предков, театр теней, оркестр гамелан, батикование).

Заслуженной славой пользуются джокьякартские ювелиры. Чеканка серебра
Заслуженной славой пользуются джокьякартские ювелиры. Чеканка серебра

Восточная область занимает Молуккские, Малые Зондские острова и Ириан-Джая. Она заселена народами, принадлежащими к восточноиндонезийской и папуасско-меланезийской расовым группам. Население восточной области выращивает клубнеплоды и добывает саго, оно заметно отличается по своей общественной организации и духовной культуре от населения запада страны. Вместе с тем в западной части Индонезии есть анклавы, представляющие культуру восточной области, и наоборот.

Облычный способ ношения грузов
Облычный способ ношения грузов

В Индонезии существует несколько хозяйственно-культурных типов. Наиболее широко распространен тип плужных земледельцев тропического пояса, применяющих орошение. Этот тип бытует у яванцев, сундов, мадурцев, балийцев, аче, минангкабау, бугов, макасаров, восточно-суматранских малайцев, банджаров и некоторых других народов. К типу мотыжных земледельцев, не применяющих орошения, относятся даяки, тораджи, ниасы, ментаваи, многие народы Малых Зондских и Молуккских островов, папуасы; до недавнего времени к этому типу относились такие крупные народы страны, как батаки и сасаки. Особый хозяйственно-культурный тип представляют сборщики саго - это многие народы Восточной^ Индонезии. Хозяйственно-культурный тип морских рыболовов можно встретить как у целых народов (например, оранг-лаутов), так и у отдельных групп земледельческих народов, которые занимаются рыболовством, поскольку живут в прибрежных селениях. Многие представители этого хозяйственно-культурного типа в той или иной степени занимаются земледелием. В стране есть еще охотники и собиратели - это племена, рассеянные в труднодоступных районах Суматры (кубу, акиты), Калимантана (пунаны), Сулавеси (тоала), отдельных островов Восточной Индонезии, есть они в Ириан-Джая. Ряд народов сочетает элементы разных хозяйственно- культурных типов.

Этнографическая картина страны вполне оправдывает девиз, избранный для ее герба: "Единство в многообразии".

Наличие общих черт в культуре многих народов страны позволяет выделить наиболее характерные этносы и на их примере показать культурный облик родственных групп народов.

Народы Явы и Мадуры

Яву называют "сердцем и мозгом страны". Многое в жизни яванцев типично и для любого индонезийца. Культура яванцев, самого крупного народа не только Явы, но и всей Индонезии, достигла высокого развития уже в середине I тысячелетия. Яванский язык - это древнейший письменный язык страны. Его особенность - существование нескольких стилей, или форм, обращения. Эти стили сложились в период средневековья и отражали глубокое феодальное расслоение общества. Самый распространенный стиль - нгоко, т. е. "простой язык", имеющий наиболее богатый словарный состав; на нем говорят лица, равные по социальному положению и возрасту, а также старшие при обращении к младшим. Более вежливый стиль кромо используется младшими при обращении к старшим. Есть и другие стили языка.

Яванец - исконный земледелец. Главной сельскохозяйственной культурой является рис. Вся Ява - это огромное рисовое поле, разделенное дамбочками - переходами на бесчисленные квадраты, треугольники, полоски. Поле пашут легким деревянным плугом с металлическим сошником и без отвала. Тягловой силой служат буйволы или быки. Иногда на поле выгоняют стадо буйволов, и они "перепахивают" землю ногами. Самое распространенное орудие труда - мотыга. Стебли риса срезают особым ножом, называемым ани-ани: это деревянная, размером в ладонь пластина с небольшим металлическим лезвием, вставленным в ее край. У яванцев 9/10 полей занято продовольственными культурами и лишь 1/10 - экспортными техническими.

Флегматичные буйволы и ленивые быки, неторопливо тянущие плуг или сонно лежащие в каком-нибудь мелком водоеме, белесые горбатые зебу, запряженные в повозки, - обычная картина в деревне. В некоторых районах для перевозки грузов разводят маленьких, чуть больше пони, лошадей. Почти в каждом хозяйстве есть куры, утки, гуси.

Население прибрежных районов занимается рыболовством. Лодки простые: чаще всего это долбленка на 2 - 4 человека с одним или двумя балансирами, расположенными по бокам; есть и более крупные, сшитые из досок лодки человек на двадцать. Широко развито рыбоводство.

Яванцы - прекрасные мастера во многих видах ремесел. Всемирной славой пользуются яванские ткани - батики. На белую ткань мастерица наносит сложный рисунок с помощью специальных заполненных растопленным воском крошечных воронок с носиками разного диаметра. Затем ткань опускают в краситель, вынимают из него, высушивают, соскабливают часть воска и погружают в другой краситель. Операцию повторяют столько раз, сколько тонов хотят получить. Изготовление куска многокрасочного батика занимает около месяца. Орнамент прежде имел строго канонизированное значение. В последнее время набивные ткани, и особенно машинный батик, в большом количестве ввозимый из Европы, вытесняют это древнее искусство.

Большим уважением пользуются деревенские кузнецы. Они изготовляют детали сельскохозяйственных орудий, ножи, тесаки, кинжалы-крисы с прямым или пламевидным, нередко украшенным чеканкой клинком и с богато отделанной рукоятью. Заслуженной славой пользуются яванские ювелиры, особенно джокьякартские. Но самый распространенный вид ремесла - это плетение. Циновки в доме, настенные ковры, корзинки, верши, веера, легкую мебель - все это плетут из имеющихся под рукой материалов: расщепленного бамбука, ротанга, полосок пальмовых листьев и рисовой соломы. Подлинным искусством является резьба по дереву, так же как и резьба по рогу, кости, кокосовому ореху. Весьма оригинальна художественная обработка кожи (тиснение и раскрашивание).

У каждой большой деревни есть базарный день. Еще до восхода солнца вереницы мужчин и женщин направляются сюда из окрестных селений, неся на коромыслах и на голове - обычный способ ношения грузов - свои товары. Их располагают прямо на земле; о цене обычно долго, но спокойно и рассудительно спорят - это как бы часть этикета. Базар одновременно место встреч знакомых и родственников, женский и мужской "клубы".

На дорогах в сельской местности часто попадаются массивные, крытые, с плетеными стенами двухколесные телеги, влекомые парой быков, - это геробак, или педати, на которых перевозят грузы и пассажиров. Андонги - легкие четырехколесные пролетки под тентом, но без стен и двухколесные докары, в которых впрягают маленьких яванских лошадок, служат только для перевозки пассажиров. В городах самый распространенный вид пассажирского транспорта - бечаки, т. е. велорикши.

Селения на Яве расположены почти рядом, образуя как бы одну непрерывную деревню. В центре каждого сельского поселения - площадь, на ней общинный дом, который служит и местом деревенских собраний, и гостиницей, а нередко также и молельней, и школой, если для последних нет специальных зданий. Здесь же на площади находится дом старосты и - в крупных деревнях -- мечеть. Высокие пальмы, пышнолист ные бананы затеняют дома. Усадьбы разделены бамбуковой изгородью. Участок, как правило, плотно застроен: жилой дом хозяина, появляющиеся со временем хижины отделившихся сыновей или каких- либо бедных родственников и служебные постройки - амбар, хлев, конюшня.

Дома легкие, каркасно-столбовой конструкции, без свай или на низких, не более полуметра, сваях. Каркас крыши обычно делается из бамбука, сама крыша (двускатная или четырехскатная) - из пальмовых листьев, потолок - из расщепленного бамбука. Пол чаще всего бывает земляной, стены сооружаются из плетеных бамбуковых матов, окон, как правило, нет, и свет проникает через дверь и щели в стенах. Дома побогаче покрыты черепицей и обшиты досками. Передняя часть дома - это открытая веранда, где отдыхают во время зноя и где женщины обычно выполняют домашние работы; за ней одна - две комнаты. Кухня находится отдельно во дворе либо в пристройке к дому. На полу в доме расстелены мягкие циновки из рисовой соломы. Мебель состоит из низких бамбуковых скамей, иногда невысокого столика, вокруг которого сидят, скрестив ноги, а также из циновок для сна; ложе защищено от насекомых пологом. Вдоль стен стоят короба для хранения мягких вещей. Освещается жилище керосиновой лампой или свечами.

Основа питания - рис во всех видах. Его обычно готовят на пару в плетеной из бамбука воронке, вставленной в широкую горловину медного сосуда, где кипит вода. Подают рис в бамбуковой корзиночке. Популярны блюда наси горенг - вареный и затем прожаренный в масле рис, наси улам - вареный рис с ломтиками овощей и иными приправами; вкусен рис, сваренный в кокосовом молоке. Другие виды пищи в представлений яванца и большинства прочих индонезийцев - это лишь приправы к рису. Но как разнообразны и остры эти приправы! Например, самбел - смесь из овощей, перца, соли и рыбы - или сатэ - приправа из ломтиков мяса со специями.

Кукуруза и изделия из кукурузной муки, а также из тапиоки - муки клубнеплода маниоки - важнейшие после риса пищевые продукты. Маниока, батат, земляная груша и фрукты - повседневное дополнение к рисовому рациону, а в пору нехватки риса это даже основная пища яванца и любого индонезийца. Многочисленны тропические плоды, такие, как ананасы, разнообразные сорта бананов, которые едят и сырыми, и жареными, и запеченными в тесте; из них готовят желе, кисели, муку. Некоторые тропические плоды, например папайя, мангустан, рамбутан, манго, дурьян, очень нежны и быстро портятся, их трудно транспортировать и обычно можно отведать только на месте. Едят также различные коренья и молодые побеги бамбука. Большое место в пище местных жителей занимает различным образом приготовленная рыба. Очень любят острые рыбные соусы. Вкусно печенье крупук, которое готовят из тапиоки и муки, полученной из сушеных креветок, с добавлением специй; печенье прожаривают в масле и высушивают на солнце. Говядина и мясо птицы считаются деликатесом.

Разносчики крупука
Разносчики крупука

Из напитков любят кофе, чай, сок молодого кокосового ореха; в городах популярны пиво и прохладительные напитки со льдом. Крепкие напитки обычно привозные; сами яванцы делают некрепкое вино из перебродившего сока кокосового ореха, из сахарного тростника или риса. Прежде было широко принято жевание особой жвачки - сири, состоящей из плода арековой пальмы и извести, завернутых в пряный лист бетеля (отсюда общераспространенное название этого угощения - бетель).

Ритм жизни в деревне подчинен ритму тропического солнца. Встают на рассвете, завтракают вареным рисом с приправами; второй завтрак, обычно из фруктов, устраивают до наступления полуденной жары. В самую невыносимую жару - с 12 до 3 - 4 часов пополудни - жизнь замирает. Обедают перед заходом солнца: едят рис с приправами, жидкие похлебки из маниоки или бананов, потом пьют чай или кофе. С наступлением темноты в 6 - 7 часов вечера приходит время отдыха и развлечений. Ложатся спать не позднее 10 часов.

Одежда жителей крупных городов - обычного современного европейского покроя в его тропическом варианте. Традиционная же одежда, которая чрезвычайно живописна, сохраняется главным образом в деревне; в городе ее можно увидеть в основном на женщинах. В сельской местности и мужчины и женщины носят батиковый каин - длинное полотнище многоцветной ткани, обертываемое вокруг бедер наподобие юбки, либо длинной, либо короткой. Каин, концы которого сшиты так, что получается цилиндр, называется саронг. Верхняя часть тела прикрыта у мужчин прямозастежной курткой с рукавами. На голове - черная бархатная шапочка пичи; яванцы, особо преданные традициям, носят батиковый платок, уложенный в виде плотно прилегающей шапочки (подобие пилотки). Если мужчина в городе носит традиционную одежду, то под куртку он надевает майку, а под каин или саронг - хлопчатобумажные брюки.

Женщины помимо каина или саронга носят кембен - полосу ткани, плотно обертываемую вокруг груди, или лиф с низким вырезом, а также кебайю - короткую распашную кофту с длинными рукавами; обязателен сленданг - длинный платок, перекинутый через одно плечо; им можно прикрыть голову, в нем носят маленьких детей, устраивая их сбоку. Обувь (сандалии) носят в городах, в деревне же в них ходит лишь деревенская верхушка. Женщины любят разнообразные украшения, в том числе и живые цветы, которые они прикалывают к волосам.

Жизнь крестьянина-яванца проходит в его десе - деревне. Десой называется также и община, сохранившаяся в большинстве районов, населенных яванцами. Полноправными общинниками считаются только крестьяне, имеющие савах, дом в деревне и участок при нем, но таких общинников меньшинство. В деревне сильны общинные традиции и принцип взаимопомощи готонг-районг.

Яванцы живут в моногамном браке, хотя ислам разрешает иметь до четырех официальных жен. Положение мужа и жены в семье равноправное, браки заключают с обязательного согласия родителей, но все чаще учитывается и взаимное влечение. Свадьба празднуется очень пышно. Во время праздничной трапезы совершают различные церемонии, характерные, впрочем, для большинства народов Индонезии: жених и невеста едят из одной тарелки, их осыпают рисом, желая им много детей, и т. д. После трапезы - традиционные танцы, а иногда и представления театра теней. До появления первого ребенка молодые живут в доме родителей жены, потом обзаводятся собственным домом, обычно на усадьбе родителей мужа. Браки, особенно когда детей нет или их мало (по индонезийским понятиям!), расторгаются легко: в среднем среди мусульман на каждые два брака приходится один развод. Разведенные супруги обычно делят детей между собой. Женщина имеет право по истечении месячного срока вступить в новый брак.

Семьи многодетны; пять и более детей - самое обычное явление. Детей очень любят и никогда не наказывают. Имя ребенка неоднократно меняется: после серьезной болезни, при несчастном случае и прочих неблагоприятных обстоятельствах, так как считается, что связанные с неудачным именем злые духи оставят ребенка. По имени взрослого можно определить его классовую принадлежность: аристократы и представители высшего чиновничества имеют сложные фамилии (Нотосусанто, Правирохарджо) или прибавляют к своему имени дворянскую частицу - "нинграт" (Джайядининграт, Кунчаранинграт).

Поведение яванца, сунда, балийца, так же как и представителей некоторых других народов страны, подчинено принятым правилам этикета. При разговоре необходимо выбирать должное обращение, а у яванцев и стиль речи, жесты должны быть сдержанными, а поза строго определенной; младший никогда не начинает первым разговора со старшим, не перебивает его и т. п.

Сунды и мадурцы отличаются от яванцев в первую очередь языком. Этнографические и антропологические особенности их сравнительно невелики. Сунданку можно отличить от яванки по более округлым чертам лица и чуть большему росту, по расцветке саронга и некоторым деталям украшений. Мадурца легко узнать по короткому каину или широкому платку, надетым поверх штанов так, что верхний край каина или платка небрежно заткнут за пояс, по рубахе с длинными широкими рукавами и стоячим воротом, по платку, плотно повязанному на голове, а также по крису, нередко заткнутому спереди за пояс (у яванца и сунда крис заткнут за пояс сзади). Мужчины - мадурцы нередко носят усы.

В духовной культуре яванцев, сундов и мадурцев много общего. Они мусульмане, но под покровом ислама сохраняются анимистические представления: верят в духов - хранителей, в злых духов раксасов, джиннов и т. п. Один из самых популярных культов - культ богини риса Деви Сри. Чтят души умерших. Вызывает и умиротворяет духов дукун - деревенский шаман и знахарь. Среди потомков бывших феодалов и в старой интеллигентской среде еще живы элементы культуры, проникнутой духом индуизма. Торгово-ремесленная прослойка склонна к принятию ислама в его более ортодоксальной форме.

В богатейшем фольклоре местные традиционные сюжеты причудливо переплетаются с сюжетами, принесенными из Индии, Ирана и стран Арабского Востока. Излюбленными темами являются рассказы о животных, особенно о хитроумном канчиле - карликовом олене, который удачно выходит из всех переделок.

С конца I тысячелетия начинается расцвет литературы на древнеяванском языке: переводятся, пересказываются, переделываются на местный лад классические произведения индийского эпоса, живущие и сейчас в образах героев театра теней. Позднее, вместе с исламом, пришли герои мусульманской литературы. К XIV в. относится начало создания знаменитого яванского эпоса "Сказание о Сери Раме", завершенного к XVIII в. В конце XVIII в. у яванцев, а затем и у сундов появляются профессиональные поэты и писатели.

На Яве очень популярны театральные зрелища. И самое распространенное из них - кукольный театр. Древнейший его вид - ваянг-кулит, или ваянг-пурво("кулит" - кожаный, "пурво" - древний). Плоские, с ажурным рисунком куклы этого театра сделаны из буйволовой кожи и имеют подвижные руки; голова куклы всегда повернута в профиль, черты острые, стилизованные. Представление начинается с наступлением темноты. Кукол демонстрирует кукловод (даланг) перед белым экраном, на котором отчетливо видны и куклы, и их тени, так как над далангом, чуть сзади, укреплен светильник. Даланг не только кукловод, он также певец, рассказчик, автор реплик и даже музыкант. В этом последнем случае даланг, который всегда сидит перед экраном, скрестив ноги, ударяет по гонгу колотушкой, укрепленной между пальцами ног. В черную непроницаемую ночь, под яркими, как алмазы, звездами южного неба действо это выглядит волшебным, а порывистые движения теней невольно напоминают вызванные из небытия души древних героев. В прежние времена этот театр имел ритуальное значение: он родился из культа предков.

Традиционный кукольный театр. Фигуры театра ваянг-кулит
Традиционный кукольный театр. Фигуры театра ваянг-кулит

Ваянг-голек - театр объемных деревянных кукол - распространен у сундов. Если репертуар ваянг-пурво связан преимущественно с индийско-яванскими сюжетами, то репертуар ваянг-голека - с арабо-мусульманскими. На Яве весьма популярны также театр актеров в масках ваянг-топенг и театр актеров без масок ваянг-вонг. Разновидность ваянг-вонга - традиционная музыкально-танцевальная драма на героико-исторические и эпические сюжеты. Наряду с героями древних мифов и эпоса в спектаклях на ролях слуг выступают шаржированные клоуны Семар, Гаренг, Петрук и Тогок; они воплощают народную мудрость и жизнелюбие.

Фигуры театра ваянг-голек
Фигуры театра ваянг-голек

Яванская музыка полифонична, музыкальный лад либо пятиступенчатый, либо семиступенчатый. Представления классического театра идут в сопровождении оркестра - гамелана. Без гамелана не обходится ни один праздник. Полный оркестр насчитывает до 50 музыкантов. Преобладают различные ударные инструменты - гонги, барабаны, подобие металлофонов и ксилофонов, своеобразные бонанги в виде тонально подобранных бронзовых полых сосудов разного размера, подвешенных отверстиями вниз на шнурах, натянутых на деревянной, раме. В гамелан входят также двуструнный ребаб, напоминающий небольшую виолончель, и флейта. Глубокие, как бы плывущие звуки бронзовых инструментов, особый музыкальный ритм гонгов, флейта, поющая то жалобно, то сладостно, - все это оказывает чарующее действие. Популярен также ангклунг - музыкальный инструмент, состоящий из наборов бамбуковых трубок, подвешенных на деревянной раме. Диаметр и длина трубок подобраны таким образом, что звуки, издаваемые трубками при легком встряхивании, образуют мелодичную звуковую гамму. В последние десятилетия на Яву, как и в другие районы страны, все более активно проникает европейская музыка.

Яркое зрелище представляют собой яванские танцы. Это и народный девический танец бедайя, и классический изысканный серимпи, и танцевальные пантомимы, например пантомима баронган, изображающая сражение мифического зверя Баронга, олицетворяющего доброе начало, с чудовищем Гендруво. Классические яванские танцы медленные, они насыщены символикой.

Любимые народные развлечения - петушиные бои, соревнования голубей, запуск бумажных змеев, игра в камешки. У мадурцев чрезвычайно популярны также гонки быков, а у сундов - бои баранов.

Балийцы

"Жемчужиной из жемчужин" называют в Индонезии Бали. Этот небольшой остров (его площадь в 5 раз меньше площади Крыма) славится красотой природы и необычайно яркой национальной культурой своего двухмиллионного населения. Ростом балиец немного выше яванца, кожа его чуть светлее; женщины-балийки стройнее яванок, чему немало способствует распространенный на Бали и поныне старинный обычай ношения грузов на голове. Вся жизнь балийского крестьянина, так же как и яванского, связана с возделыванием риса. Спускающиеся террасами по склонам гор рисовые поля-савахи - наиболее примечательная черта балийского пейзажа. Балийцы занимаются, кроме того, животноводством, птицеводством, а также выращиванием цветов для светских и религиозных праздников.

Деревня - это зеленый островок среди многоцветного моря рисовых полей. Усадьбы огорожены каменными или глинобитными стенами, так что улицы представляют собой сплошную линию оград, из-за которых видны лишь крыши построек. Каждое хозяйство - это комплекс зданий под двускатными соломенными или пальмовыми крышами. На участке находится несколько жилых построек: для хозяина и хозяйки дома, их детей, родителей; много и хозяйственных сооружений. Все постройки свайные. Самое почитаемое место - семейный храм, посвященный духам предков и богам, кроме того, есть еще несколько святилищ и жертвенников.

Балийцы почти повсеместно носят батиковые каины и саронги, хотя сами батик не выделывают, а ввозят его с Явы. Традиционно верхняя часть тела у мужчин и женщин обнажена, но в последнее время женщины постепенно оставляют этот обычай. Девушки нередко носят волосы распущенными. Праздничные наряды удивительно торжественны: здесь и парча, и батик, и шелк, и драгоценные украшения, и традиционные крисы; на голове у женщин - короны и диадемы из цветов. Особую прелесть женским прическам придают цветы магнолии.

Юная балийская танцовщица
Юная балийская танцовщица

Общинная организация сохранилась на Бали значительно лучше, чем на Яве; называется она также деса. Для нее характерно наличие многих подразделений, выполняющих строго определенные функции. Важнейшую роль играет субак - традиционная организация владельцев савахов, пользующихся водой из одного общего источника и совместно решающих все вопросы землепользования и орошения.

Бали - единственный в Индонезии очаг индуизма, если не считать немногочисленных тенггерских поселений. Однако балийский индуизм весьма специфичен: фактически это местные верования и обряды, скрытые под индуистской оболочкой. У балийцев поклонение богам, пришедшим из Индии, - Брахме, Шиве, Вишну и др. - сосуществует с поклонением силам природы (отцу-небу, матери- земле, богине риса), почитанием духов предков и верой в демонов. Кроме того, эти божества получили здесь как бы новую жизнь; так, все имена и атрибуты Вишну перешли к Шиве, в культ были вкраплены буддийские элементы. Балийские храмы - а их на небольшом острове более 20 тыс. - это прежде всего место празднеств; при храмах есть труппы профессиональных танцовщиц. Многочисленные обряды, сопровождаемые жертвоприношениями, занимают большое место в жизни балийцев: различные церемонии совершаются не менее 200 раз в году! Жизнелюбие и чувство слияния с природой превращают даже похороны в пышное торжество, в красочный праздник вечной жизни. Балийцы кремируют умерших, полагая, согласно индуистскому учению о перевоплощении, что душа освобождается от бренного тела и очищается в огне. А затем душу ждет новая жизнь, но уже в другой оболочке, причем характер нового воплощения души должен всецело зависеть от земного поведения умершего.

Балийский ритуальный мужской танец кечак
Балийский ритуальный мужской танец кечак

Пожалуй, мало где в мире искусство так органично входит в жизнь народа, как у балийцев. Едва ли не каждый балиец - танцовщик, музыкант, резчик. Резьбой по камню и дереву украшены жилища и бесчисленные храмы острова. Резная деревянная скульптура балийцев - гордость многих музеев мира, как и балийская многофигурная и колористически яркая живопись. Высокого уровня достигла художественная обработка металла, например изготовление крисов с длинным прямым клинком. Очень своеобразна особая техника окраски тканей - икат, что буквально значит "узел". Участки тканей, не подлежащие окрашиванию, собирают в узелки, обвязывая их влагонепроницаемыми растительными волокнами. Затем ткань красят. Края неокрашенных участков получают расплывчатые очертания из-за подтекания краски, а сама ткань становится бугорчатой.

Резная деревянная скульптура балийцев - гордость многих музеев мира
Резная деревянная скульптура балийцев - гордость многих музеев мира

В последнее десятилетие в балийском искусстве наметилась тенденция к восприятию новых стилей и образов, разнообразящих его. В то же время реальна и угроза "туристизации" национального искусства, т. е. массового изготовления малохудожественной продукции для растущего потока туристов.

Народы Суматры

Иной культурный мир на Суматре, особенно в районах, не испытавших влияния яванцев и сундов, т. е. за пределами Палембанга и его окрестностей и вне прибрежных районов Южной Суматры. Весь восток Суматры и острова близ ее восточного побережья заселены малайцами. Языки малайцев Суматры и Малайзии практически тождественны и грамматически, и лексически, разница в лексике составляет менее 10% словарного состава; этнографические различия между двумя группами малайского этноса также невелики; тесно переплетена и их политическая история.

Индонезийские малайцы - земледельцы-рисоводы. В отличие от яванцев они сеют рис преимущественно на суходольных полях - ладангах. Лишь по берегам и в устьях рек устраиваются орошаемые поля. Довольно большое место в их хозяйстве занимают плантационные культуры: каучуконосы, кофе, табак, масличная, кокосовая и саговая пальмы, а также гамбир, из которого получают дубильный экстракт. В прибрежных районах главным занятием населения является рыболовство, которое особенно развито на берегах Малаккского пролива - этой "рыбной базы" Индонезии. По всей стране славятся палембангские ткани, особенно парчовые. Палембангские и джамбийские кузнецы и ювелиры соперничают в мастерстве с яванскими. Почти в каждой деревне есть свои плотники- судостроители, изготовляющие разнообразные прау - лодки.

Дома в малайских деревнях - кампунгах - стоят на сваях. В береговой зоне из-за приливной волны сваи делают высотой до 3,5 м. Есть поселения на плотах. Дома каркасные, основным строительным материалом служит бамбук. На суше пространство под домом используют как птичник и место для хранения сельскохозяйственных и рыболовных орудий. В доме, как правило, живет одна семья (малая).

Положение восточной части Суматры на скрещении древних торговых путей способствовало быстрому развитию у малайцев торговли и классовых отношений, а также раннему проникновению ислама. Однако и здесь до сих пор живы многие анимистические представления - почитание тигра или вера в злых духов, вызывающих болезни, которых может изгнать дукун.

На малайском языке имеется богатая литература. Это фольклорные произведения, например "Бидасари", малайские варианты индийского эпоса, такие, как "Сказание о санг Боме", отразившая мусульманские культурные влияния, "Повесть о ханг Туахе" и др. Широкой известностью пользуются малайские пан- туны - четверостишия, где две первые строки выражают поэтическое сравнение, а две вторые - основную мысль. Например: "Синяя муха жужжит и жужжит там, где орех у плетня. Всякий предел клеветник потерял - ссорит он вас и меня". Современная же малайская литература зародилась в 20-х годах.

На Западной Суматре путешественник попадает в мир минангкабау - народа древней земледельческой культуры, имеющего своеобразную историю и удивительные этнические особенности, сохранившиеся с седой древности.

Сельский дом минангкабау
Сельский дом минангкабау

Характерная черта поселений минангкабау - большие красивые дома с массивной крышей из иджука (пальмового волоса), слегка прогнутой по коньку, и с выступающими с боков меньшими крышами, венчающими боковые пристройки. Стены и сваи обшиты досками, на которые часто нанесена богатая резьба; дома раскрашены, а нередко и инкрустированы кусочками стекла и зеркала. Этот тип жилищ - одно из свидетельств сохраняющихся до настоящего времени норм материнского права. Особенностью минангкабау является то, что они сочетают верность традициям материнско - родового строя с мусульманской религией, проповедующей, как известно, патриархальные устои. Материнско - родовая структура у минангкабау очень сложна и многоступенчата. Важнейшая социальная единица - это большая материнская семья сапаруи, что означает "плоды одного чрева". Ее ядро составляют родственники по женской линии, которые происходят от одной прабабки, живут в одном доме, имеют все права на имущество и участвуют в управлении делами данной сапаруи. Пришлая часть - это мужья женщин большой семьи; они принимают определенное участие в жизни сапаруи, где живут, но не имеют права на имущество этой большой семьи. Собственное имущество же мужей находится в их материнском роде, т. е. фактически принадлежит их матерям, сестрам, детям сестер. Во главе большой семьи стоит мамак - старший брат старейшей женщины; мамак старшей по происхождению сапаруи - одновременно глава группы таких родственных семей.

Деревня Минангкабау
Деревня Минангкабау

Родовые коллективы, живущие в деревне, образуют вместе общину нагари. В такой общине имеются как чисто родовые иерархические подразделения, так и родовые ядра больших семей. Все они объединены общим управлением и общими хозяйственными, общественными и семейными интересами. Нагари- это община соседско-большесемейного типа, по форме матрилинейная.

Жених и невеста минангкабау в традиционных костюмах
Жених и невеста минангкабау в традиционных костюмах

В то же время в этом своеобразном обществе интенсивно развиваются капиталистические отношения, так как на Западной Суматре ранее, чем в других районах страны, крестьяне стали вести товарное хозяйство. Вместе с экономическим ростом этого района активизируется политическая и культурная жизнь. Народ минангкабау дал стране многих ученых, общественных деятелей, писателей.

Для минангкабауских мужчин характерна чрезвычайная склонность к миграции. Не находя себе применения в рамках традиционного общества, мужчины мигрируют по всей Индонезии. В связи с этим уже сейчас женщин здесь значительно больше, чем мужчин, что отрицательно сказывается на экономике Западной Суматры: не хватает рабочих рук.

Превратившись в существенный тормоз социально - экономического развития, пережитки материнско-родового строя начинают довольно быстро отмирать. Идет распад больших материнско-родовых семей, и все больше обособляется семей, основанных на отцовском праве. Соответственно традиционные "длинные дома" уступают место односемейным домам общемалайского типа.

К северу от минангкабау, на обширных плоскогорьях Батак и Каро, живет несколько групп батаков, в сущности самостоятельных народностей, которые различаются по языку, культуре и религии. Наиболее крупные из них - тоба и каро. Большинство тоба и значительная часть каро - протестанты, но среди них есть и мусульмане; пакпаки и часть каро - приверженцы традиционных верований; мандайлинги, ангкола, Тимуры - преимущественно мусульмане. Все батаки - земледельцы. Они выращивают суходольный рис, кукурузу и прочие традиционные культуры; кроме того, занимаются разведением лошадей.

Дом знатного батака
Дом знатного батака

У тоба и мандайлингов дома в деревне стоят в одну линию, у каро - чаще всего по кругу, иногда без определенного порядка. Деревни небольшие, насчитывающие не более 20 домов. Особенно живописны дома каро, представляющие весьма сложное сооружение: огромная, очень крутая черная иджуковая крыша имеет четыре фронтона. Дома знатных лиц, кроме того, украшены несколькими уменьшающимися надстройками, в миниатюре повторяющими конструкцию основной кровли. Число этих надстроек определяет важность семьи, занимающей дом. В доме живет одна большая семья, состоящая, как правило, из нескольких малых семей. В общественном строе батаков господствуют отцовско-родовые нормы, хотя по общему уровню социально- экономического развития они до последнего времени и отставали от минангкабау.

Деревня батаков
Деревня батаков

Как и минангкабау, батаки сохраняют деление на роды и общины соседско-большесемейного типа. Их большая семья подобна семье минангкабау, но меньше по численности; счет родства и наследование идут по мужской линии; социальная роль женщин невысока.

До начала XX в. у батаков были чрезвычайно развиты анимистические представления, сильные пережитки которых заметны и в наши дни. По традиционным верованиям батаков, у каждого человека есть душа, являющаяся его жизненным началом, основой характера и способностей. Существует множество обычаев, связанных с культом предков; в частности, в домах хранятся разнообразные ритуальные фигурки, изображающие предков. Батаки различают три категории духов предков; духи-покровители - это души полумифических основателей данного рода или деревни; добрые духи - души давно умерших предков и злые духи - души недавно умерших, разгневанные своим уходом из жизни и потому способные причинить всякие неприятности. Весьма любонытны батакские книги жрецов, которым приписывают магическую силу. Они изготовлены из обработанной коры дерева алим, текст в них написан буквами особого алфавита, являющегося сильно измененным индийским. Книги эти снабжены цветными рисунками и содержат заклинания на разные случаи жизни, а также некоторые медицинские, астрономические и астрологические предписания. Батаки считают, что большую магическую силу имеют и жезлы жрецов.

Батакское общество эволюционирует очень быстро. Если деды еще могли принимать участие в каннибальских пиршествах, то внуки - нередко европейски образованные люди, знающие несколько языков. Из числа батаков выдвинулись многие индонезийские политические деятели, историки, писатели, например Си- тор Ситуморанг - один из лучших поэтов современной Индонезии.

На крайнем севере Суматры живут аче. В этом районе, именуемом "порогом Индонезии", уже с давних пор встречались торговцы Запада и Востока, что привело к раннему развитию здесь классовых отношений. На севере Суматры раньше, чем где-либо в Индонезии, утвердился ислам (еще в XIII в.), и среди аче немало фанатично настроенных мусульман. Несмотря на это, в их социальной организации отчетливо заметны следы былой родовой структуры. В семейно - брачной жизни обнаруживаются признаки как материнско-, так и отцовско-родовых отношений.

Юго-запад и юг Суматры (Лампунг) - это подлинная мозаика народов, в культуре которых можно увидеть и оригинальные черты, и влияние соседей, и иноземные воздействия. Многие из этих народов достигли довольно высокого уровня культуры. Например, у реджангов издавна существовала слоговая письменность. В то же время у некоторых из этих народов сохранились древние материнско-родовые пережитки.

Народы, живущие на островах у западного побережья Суматры, сохраняют в малоизмененном виде свою культуру, в том числе общинно-родовые отношения. Так, у ниасов и поныне в какой-то мере живы мегалитические традиции: хотя новые сооружения из каменных монолитов сейчас не строятся, сохранившиеся широко используются и в наши дни. Например, центральные улицы ниасских селений вымощены большими каменными плитами, к горным деревням ведут каменные лестницы с установленными по краям массивными изображениями людей и животных, некоторые деревни обнесены каменной стеной. По-видимому, ниасы представляют тот пласт древнего населения Суматры, который предшествовал появлению здесь батаков и был оттеснен последними на маленький островок у западного суматранского побережья.

Ряд малочисленных полуоседлых племен Суматры и близлежащих островов (батины, кубу, акиты, энгано и др.) живет в весьма неблагоприятных природных условиях в труднодоступных районах. Основное занятие этих племен - собирательство. На наиболее низкой ступени социально-экономического развития находятся бродячие кубу, живущие в глуши восточносуматранских лесов. Кубу все свое время проводят в поисках пищи. Они добывают с помощью палки-копалки съедобные корни, собирают плоды, орехи, молодые побеги, ищут травы, пригодные для еды; в пищу идут также ящерицы, некоторые насекомые, змеи. Используя ту же палку, бамбуковое копье, примитивные ловушки, кубу охотятся на мелких птиц и животных. Пищу иногда жарят или варят, но часто едят и в сыром виде. Спят кубу в шалашах из ветвей и листьев, сооружаемых на ночь - две, или просто в удобной развилке дерева, укрываясь листьями. Группы у них небольшие: в каждую входят только родители, дети, иногда жены старших сыновей. Старший по возрасту в группе обычно бывает и старейшиной. Только в период изобилия пищи несколько родственных групп порой бродят по лесу вместе.

Одеждой кубу служит набедренная повязка из луба. В брак вступают рано: девочки - около 12 лет, мальчики - в 13 - 14 лет. Анимистические верования кубу очень примитивны. Они верят, что мир населен духами, преимущественно злыми, которые приносят болезнь , и смерть, поэтому, когда кто-либо из группы умирает, кубу оставляют тело и уходят. У кубу существует так называемый немой обмен - самая простая форма обмена с малайскими и китайскими торговцами. Они кладут на опушке леса предметы своего лесного промысла и прячутся, затем торговец располагает рядом свой товар и также удаляется. Если кубу удовлетворены предложенными вещами, они берут их и исчезают; если нет - уходят, забрав свои вещи, или снова прячутся, ожидая добавления. Ремесло кубу самое примитивное: плетение циновок, корзин, изготовление простейших силков.

В настоящее время значительная часть таких отсталых племен подверглась ассимиляции со стороны окружающего более развитого населения. Власти стремятся перевести эти племена на оседлость и научить земледелию.

Любопытен образ жизни оранг-лаутов- "морских людей", которых называют также "морскими кочевниками" и "морскими цыганами". Это действительно морской народ или, точнее, группа разных племен, в прошлом, возможно, составлявших один народ. Поселения оранг-лаутов встречаются вдоль всего побережья от Малаккского пролива до Молуккских островов и далее до южных Филиппин. Почти вся жизнь "морских кочевников" проходит на воде - в лодках или на плотах. Рыболовство и морские промыслы - их основное занятие. Причалив к берегу, оранг-лауты занимаются собирательством, охотой на птиц и мелких животных. Они имеют довольно развитые ремесленные навыки: делают разнообразные ловушки для рыбы, плетут сети, изготовляют лодки и плоты с постоянными жилищами на них. В последние десятилетия многие оранг-лауты переходят к оседлости и осваивают, в частности, культивацию кокосовой пальмы.

Народы Калимантана

На протяжении последнего тысячелетия западное и восточное побережья Калимантана были постепенно освоены малайцами, оттеснившими коренное население - даяков - в глубь острова. На южном побережье на малайско-ванской основе с примесью даякских, бугских и арабских компонентов сформировался народ банджары. Даяки сейчас населяют внутренние районы Калимантана и лишь кое-где занимают прибрежные районы. С жизнью этих воинственных лесных народов европейцы стали знакомиться только около 100 лет назад. Даяки - название собирательное, обозначающее множество родственных народностей и племен. Сами себя они чаще называют по имени реки, близ которой живут. Особую группу составляют пунаны - немногочисленные племена охотников и собирателей, кочующие в глубинных районах северо-восточного Калимантана. По уровню социально-экономического развития они ниже даяков, но выше суматранских кубу.

Основа хозяйства даяков - подсечно-огневое земледелие (не считая небольшой группы охотников и собирателей). Лес валят сообща, причем начинают эту работу с вершины холма, чтобы падающие стволы сокрушали своей тяжестью другие деревья, растущие ниже по склону. Затем растительность сжигают и по пожогу сажают рис в лунки, сделанные сажальным колом. Поле пропалывают, охраняют от грызунов и птиц. Урожай собирают, срезая стебли ножичками яванского типа. Удобрения не вносятся, поэтому через 2 - 3 года поле истощается; его оставляют на 3 - 4 года и выжигают новое. После трех - четырех циклов земля оскудевает настолько, что участок покидают уже на 12 - 15 лет. Помимо риса даяки выращивают кукурузу, просо, клубнеплоды, овощи, бобовые культуры. Однако в отличие от остальных полностью земледельческих народов Индонезии жизнь даяков всецело связана с лесом. И не только потому, что здесь они делают свои подсеки, охотятся на кабанов и оленей. Лес также дает даякам продукты для обмена: ротанг, смолы, камфору, мед диких пчел, съедобные фрукты, разнообразную ценную древесину. Отдельные районы расселения даяков связаны между собой главным образом реками, по которым передвигаются в лодках-долбленках.

Несмотря на наличие обмена, хозяйство даяков почти натуральное: они делают ткани на ручных ткацких станках, изготавливают всю домашнюю утварь из имеющихся под рукой материалов. До недавнего времени даякские кузнецы сами делали различные металлические изделия, в том числе разнообразные виды оружия. Более того, еще в начале нашего века они выплавляли железо сыродутным способом: руду, смешанную с углем, клали в глиняный тигель, а пламя раздували до очень высокой температуры с помощью поршневых мехов из широких бамбуковых трубок.

Даякская деревня - это независимая и самоуправляющаяся соседская община. Община состоит из малых, ведущих самостоятельное хозяйство семей, в случае необходимости образующих группы взаимопомощи. Поскольку чувство племенной общности у даяков сильно развито, такую общину называют иногда племенной. Прежде важным фактором, объединявшим общину-деревню, была необходимость обороны от соседних племен, что предопределило возникновение сплоченной военной организации. Постоянным поводом к войнам служила охота за головами. По древним поверьям даяков, в голове человека обитают особые духи, обладающие мистической силой, поэтому, заполучив голову врага, можно овладеть его способностями и силой. Последние случаи охоты за головами были отмечены в годы второй мировой войны (во время борьбы с японцами). Военизация общества способствовала его расслоению: даяки отчетливо делятся на высшую группу (вождь, его родственники и окружение), рядовых общинников, а также рабов и их потомков.

Селения состоят из нескольких длинных домов, а иногда только из одного. Дом кайянов (одного из даякских народов) в длину не менее 100 м, а в прошлом попадались дома длиной до 400 м. Жилище стоит на трехметровых сваях. Сплошная продольная перегородка делит его на две неравные части. Более узкая часть представляет собой нечто вроде коридора, куда выходят двери из параллельно идущей более широкой части, разделенной на маленькие комнатки, в которых живут отдельные малые семьи. Коридор - место коллективных работ, бесед и трапезы. Пространство под полом отводится для скота. В целом дом несколько напоминает вагон с отдельными купе.

Повседневная одежда даяков не слишком отличается от одежды других лесных народов Индонезии. Но вот традиционный костюм воина чрезвычайно колоритен: на голове маленькая круглая плетеная шапочка, увенчанная перьями из хвоста птицы-носорога, торс спереди и сзади прикрыт узким плащом типа пончо из шкуры козы или тигровой кошки, на бедрах повязка, на поясе меч в инкрустированных раковинами ножнах и колчан с отравленными стрелами для духового ружья, в правой руке духовое ружье, оно же копье, в левой - щит. Картину дополняет богатейшая татуировка, имеющая социальное и ритуальное значение.

Народы Сулавеси

На Сулавеси живет несколько сравнительно крупных народов, создавших свою государственность много столетий назад, имеющих богатую литературу и исповедующих мусульманство или христианство. Это прежде всего мусульманские народы - буги и макасары; к ним приближаются по уровню социально-экономического развития христианизированные народы Северного Сулавеси, особенно минахасы. И здесь же, на Сулавеси, встречаются племена охотников, собирателей, ранних земледельцев, стоящие на весьма низком уровне экономического и общественного развития.

Из всех народов Сулавеси в истории Индонезии наибольшую роль сыграли буги и макасары. Занимаясь земледелием и рыболовством, они в прошлом были также отличными мореходами и держали в своих руках торговлю пряностями: путь в Восточную Индонезию, к "Островам пряностей", лежал через Макасарский пролив, мимо государств бугов и макасаров. Отношения феодального типа начали складываться здесь еще в XV в. В XVII - XVIII вв. бугские и макасарские вожди со своими военными дружинами нередко на долгие годы захватывали власть в султанатах на востоке Суматры, в малайском Джохоре, а также в ряде районов Восточной Индонезии. С приходом португальцев и голландцев торговле и мореходству этих народов был нанесен непоправимый ущерб.

У бугов и макасаров имеется богатая литература, для которой прежде использовалась особая система письма. Литература эта включает исторические хроники, героические поэмы, объединенные в цикл "Ла Галиго" по имени главного героя. Интересны свадебные обычаи, сочетающие мусульманскую и традиционную обрядность. Например, во время брачного торжества несколькими стежками сшивают одежду жениха и невесты, а также связывают их волосы и накидывают сверху платок, что должно символизировать единство; официальная же часть церемонии совершается мусульманским священнослужителем. И буги и макасары очень любят петушиные бои, устраиваемые по любому праздничному поводу.

В культуре и образе жизни расселенных в центральной части Сулавеси тораджей много общего с батаками, даяками, ниасами и другими народами, пришедшими на архипелаг в составе ранних волн миграций. Так, дом тораджей по конструкции и внутреннему устройству напоминает дом тоба-батаков. Почти тождественны у этих народов многие ритуалы, например похоронные обряды. Но у тораджей немало и своеобразного. В частности, у них высоко развито искусство изготовления тканей из древесной коры, причем одежда орнаментируется и ярко раскрашивается. Богатым геометрическим орнаментом украшены деревянные части домов и многие бытовые изделия, например сосуды из тыквы и бамбука. Некоторые группы тораджей сохранили традиции родовой и большесемейной организации. Героем их фольклорных произведений является нгами - карликовый оленек, сходный с малайско-яванским канчилем. Многие произведения фольклора связаны с верой в духов.

Жители острова Сумбава в традиционных парадных костюмах
Жители острова Сумбава в традиционных парадных костюмах

У народов Северного Сулавеси, особенно у минахасов, рано распространилось христианство. Оно наложило отпечаток на культуру этих народов, однако не смогло полностью вытеснить традиционные элементы в сфере духовной и социальной жизни. Например, у них сохраняются многие пережитки материнских родовых отношений.

Народы Малых Зондских и Молуккских островов

Эти два района Индонезии - подлинный этнографический калейдоскоп. Здесь, даже на небольших островах, живет иногда несколько десятков народов; одни из них многочисленны, другие насчитывают всего несколько сот человек. Когда-то всех жителей Молукк объединяли под одним названием "аль- фуры" (от арабо - испанских слов, означающих "дикий", "яростный"). Сейчас все эти народы называют либо их этнонимами, либо по острову обитания. Уровень социально-экономического и культурного развития народов Восточной Индонезии очень различен. Здесь есть и пахотные земледельцы, и охотники, и собиратели. Некоторые народности и племена подверглись значительному влиянию со стороны более развитых народов Индонезии. Например, на сасаков острова Ломбок немалое влияние оказали балийцы; народы Флореса и Тимора испытали воздействие бугов, минангкабау, малайцев. Другие же восточноиндонезийские народы вплоть до настоящего времени живут, в условиях относительной изоляции. Обошло многие районы Восточной Индонезии и воздействие европейцев. В антропологическом отношении эта территория весьма пестра.

Восточная Индонезия - область преимущественно неполивного земледелия, что накладывает отпечаток на многие стороны хозяйственной и культурной жизни местного населения. Кроме земледелия восточные индонезийцы занимаются животноводством, рыболовством, морским промыслом и охотой. Особое место занимает добыча саго. Для многих народов Восточной Индонезии саговая пальма - основная кормилица. Спелую пальму (накануне ее цветения) срубают, распиливают на одно - двухметровые куски, каждый из которых раскалывают пополам. Деревянной мотыжкой-колотушкой из ствола выколачивают сердцевину и промывают в желобах, изготовленных из листьев самой пальмы. Затем извлеченную массу просушивают и из полученной таким образом натуральной саговой муки готовят самые разнообразные блюда. Один человек может в течение целого года питаться продуктами, полученными от переработки одной саговой пальмы. Сборщиков саго часто называют "хлеборубами Индонезии".

Жители Малых Зондских островов, особенно Сумбы и Флореса, славятся своим ткацким ремеслом и сложнейшим икатом - узелковым окрашиванием, с помощью которого на тканях создаются подлинно художественные картины. Важное ремесло - изготовление лодок. Лодки сооружаются дощатые, длиной до 30 м и нередко украшаются резьбой. Только на Молукках можно встретить такие изящные безделушки, как, например, корзиночки или модели судов, сделанные из высушенных цветков гвоздичного дерева. Здесь же из полосок пальмового листа изготовляют прекрасные короба разных размеров, раскрашенные в красные, желтые, черные тона и орнаментированные мелкими ракушками, а также плетеные ширмы и циновки с аппликациями. На Амбоне, Тиморе и островах Кай делают глиняные сосуды.

Дома в восточноиндонезийских поселениях стоят обычно без определенного плана. Материалом для их сооружения служат дерево, бамбук, пальмовые листья, циновки. Огромные, предназначенные для большой семьи дома на Сумбе выделяются высокими крутыми крышами. У манггараев на Флоресе дом круглый, с конической крышей из пальмовых листьев. У атони с Тимора дома в плане овальные.

Жителей Малых Зондских и Молуккских островов всегда можно узнать по их специфическому антропологическому облику: курчавые волосы, значительно более смуглая кожа. Некоторые особенности их одежды и быта свидетельствуют о влиянии Португалии, Голландии или даже Латинской Америки. Так, мужчины на островах Тимор и Роти носят шляпу типа сомбреро, у многих из них усы. Влияние это проявляется и в конфессиональной структуре: значительная часть населения исповедует христианство (как католицизм, так и протестантизм). Немалое распространение получил здесь и ислам, а часть жителей по-прежнему придерживается племенных культов.

Среди народов Восточной Индонезии по степени этнической консолидации и уровню культурного развития выделяются амбонцы. Они сами считают себя сложившейся нацией, что, в частности, находит отражение в большой политической активности ряда их представителей. Это связано с ускоренным социально-экономическим развитием амбонцев (из-за торговли пряностями), а также с ранней их христианизацией. Амбонцы в колониальный период оказались в несколько более благоприятном положении, чем другие народы Индонезии. Их верхушка могла получить европейское образование, а сейчас из среды амбонцев выходит много служителей протестантской церкви.

Из своего дохристианского наследия амбонцы сохранили довольно многое. Они славятся своими пантунами - короткими поэтическими четверостишиями. Амбонские женщины - отличные вышивальщицы. Из музыкальных инструментов помимо традиционных гонгов, барабанов и флейт на Амбоне известна так называемая эолова арфа. Это кусок бамбукового ствола, в каждом колене которого сделано несколько отверстий разного размера. Инструмент втыкают в землю, и ветер исполняет роль музыканта.

Народы Ириан-Джая

Ириан-Джая, как и соседнее государство Папуа Новая Гвинея, представляет собой уникальный в современную эпоху пример, когда численно значительное население еще живет в массе своей в условиях, близких к каменному веку. Основные жители Ириан-Джая - папуасы делятся на большое количество племен; численность же их языков и диалектов не менее 200.

Папуас Ириан-Джая
Папуас Ириан-Джая

Папуасы - земледельцы и охотники. Они выращивают таро и ямс, а в горах - батат, в болотистых береговых районах добывают саго. Охотятся главным образом на кабанов. Занимаются также рыболовством. Их орудия труда весьма примитивны: обработку земли производят заостренными кольями, а также каменными мотыгами, повсеместно используются каменные топоры, тесла, ножи. Однако в последнее время все более входят в быт ввозимые с других островов Индонезии металлические орудия. Прибрежные папуасские племена делают отличные лодки с балансирами, часто украшая корпус лодки резьбой и раскрашивая его. Помимо оседлых папуасов-земледельцев есть полуоседлые папуасские племена. Незначительное число папуасов работает на предприятиях по добыче полезных ископаемых и в качестве прислуги у живущих в Ириан-Джая европейцев и индонезийцев. Заняты они и в сфере обслуживания в возникших здесь городках.

Папуас Ириан-Джая
Папуас Ириан-Джая

Папуасская деревня состоит из мужского дома, где живут все мужчины (кроме маленьких мальчиков), и нескольких "семейных" хижин, где живут их жены, а также незамужние сестры и маленькие дети. Хижины свайные, прямоугольные в плане, стены их сделаны из коры, пол - из бамбука, крыши - из пальмовых листьев. В сухих районах, где нет поблизости опасных пресмыкающихся, хижины строят прямо на земле. Во внутренних районах встречаются круглые хижины со стенами из досок, врытых концами в землю, а также хижины на раскидистых деревьях. Спят папуасы на высоких нарах. Ночью бывает холодно, и в хижинах разводят огонь.

Папуасская деревня
Папуасская деревня

Вся одежда папуасов - это пояс из коры и спускающиеся до колен передник или юбка из растительных волокон; у прибрежных папуасов вместо передника раковина или скорлупа кокосового ореха. Женщины стригут волосы коротко и даже бреют их; мужчины, напротив, очень ухаживают за своей пышной курчавой шевелюрой: расчесывают волосы, смазывают их пальмовым маслом, всячески украшают. Украшение одновременно преследует и ритуальные цели. Мужчины протыкают нос и уши и в сделанные отверстия вставляют кабаньи косточки или бамбуковые пластинки. При совершении обряда инициации многие папуасы выжигают или вырезают каменным ножом рубцы на теле.

Пища папуасов мало калорийна: вдень каждый из них съедает 2 - 3 кг вареных клубнеплодов. Это ведет к вздутию животов, особенно у детишек. Смысла в том, чтобы "варить воду", не видят и пьют ее сырой. Готовят пищу в так называемой земляной печи, которая есть в каждой хижине или под ней, если хижина свайная. Рыбу пекут в золе.

У папуасов господствует общинно-родовой строй; в более развитых районах наблюдается значительное имущественное и социальное расслоение. Руководящая сила общины и рода - мужчины. Мальчики, подрастая, проходят обряды посвящения и, женившись, остаются в деревне. Женщины, выходя замуж, переселяются в общину мужа. Среди папуасов распространены анимистические верования и культ предков. Значительная часть населения Ириан-Джая обращена сейчас в христианство.

При большой отсталости в социально-экономической сфере папуасы обладают относительно развитой художественной культурой: для них характерны искусная резьба, сложный и многозначный орнамент, своеобразное художественное плетение, танцевально-музыкальное искусство и т. д.

Архитектура и скульптура

Основные памятники индонезийской древности сохранились преимущественно на Яве. Это многочисленные индуистские и буддийские храмы, называемые чанди. Для большинства из них характерны небольшие размеры, гармоничное слияние архитектуры и скульптуры, умелое использование ландшафтных особенностей. Безымянные строители, не зная извести и цемента, плотно укладывали камень к камню, скрепляя их с помощью "замка" - соединения выступа одного камня с выемкой другого.

Более всего знаменит грандиозный храм Будды - чанди Боробудур, построенный в конце VIII - начале IX в. Исторические превратности привели к тому, что храм был заброшен, частично засыпан землей, буйная тропическая растительность целиком скрыла его. Лишь в 1814 г. Боробудур был вновь обнаружен и освобожден от наслоений веков, а в 1907 - 1911 гг. подвергся капитальной реставрации. Храм сооружен вокруг естественного холма, обложенного каменными блоками, и имеет вид ступенчатой пирамиды, квадратной в плане. Ступени пирамиды - это галереи, опоясывающие монумент. Сторона основания монумента 123 м, высота около 32 м; прежде, когда существовал венчавший его шпиль, общая его высота превышала 40 м. Храм не имеет внутреннего пространства; он образован пятью нижними прямоугольными и тремя верхними концентрическими галереями, обращенными к окружающим рощам и полям, к расположенным невдалеке горам и ярко-синему небу тропиков.

Грандиозный храм Будды - Боробудур с птичьего полета
Грандиозный храм Будды - Боробудур с птичьего полета

Боробудур - каменная летопись жизни Будды, пластическое воплощение буддизма. Памятник украшают 1560 многофигурных барельефов (их общая длина - более 5 км), 1212 декоративных панелей, бесчисленные маски, пилястры и прочий декор, а также более 500 каменных изваяний Будды на нижних и верхних галереях. На верхних концентрических галереях, где нет иных украшений, симметрично расположены 72 самые крупные фигуры Будды, укрытые ажурными каменными колпаками в форме больших колоколов. Пришедший в храм движется по прямоугольным нижним галереям (они символизируют земную жизнь), как по туннелю, открытому сверху; с двух сторон этого "туннеля" тянутся нескончаемые рельефы, повествующие о жизни, деяниях и превращениях (аватарах) Будды. С внутренней стороны рельефы расположены в два яруса высотой около 2 м, с внешней, а она тоже выше человеческого роста, - в один. Поднимаясь на верхние галереи, посетитель как бы покидает "земные пределы" и вступает на открытые концентрические террасы, символизирующие небесные сферы.

Боробудур. Терасса с барельефами
Боробудур. Терасса с барельефами

Боробудур - это не только гимн Будде, это также гимн человеческому гению, это гармония архитектуры, скульптуры и орнаментики, господство пропорциональности и симметрии. Рельефы Боробудура отличаются строгой, уравновешенной композицией, связаны ритмом сюжетного повествования. В них много бытовых реалистических сцен, что позволяет назвать Боробудур каменной энциклопедией жизни на Яве в ранний период средневековья.

Другой знаменитый архитектурно - храмовый комплекс, расположенный также на Яве близ Джокьякарты, - это индуистский Прамбанан. В центре его - главный храм, посвященный Шиве. Это самая высокая постройка Индонезии периода средневековья и нового времени: ее высота - 48 м. По бокам - меньшие храмы Брахмы и Вишну. Вокруг площадки, занятой основными храмами, по квадратному периметру расположены в несколько симметричных рядов 156 сохранившихся до настоящего времени гробниц-храмов. В главном помещении храма Шивы находится его статуя, а в трех боковых -- статуи Брахмы, Вишну и Дурги - супруги Шивы; последняя статуя отличается необыкновенным изяществом; отсюда и другое популярное название комплекса - Лара Джонггранг, т. е. "стройная дева". Рельефы и скульптура Прамбанана - это главным образом сцены из эпоса "Рамаяна"; они более динамичны по композиции и драматичны по содержанию, чем боробудурские. Это - концентрация энергии, излучение которой должно, по мысли древних мастеров, коснуться каждого увидевшего их.

Индуистский архитектурно - храмовый комплекс Прамбанан
Индуистский архитектурно - храмовый комплекс Прамбанан

Несколько десятков необычайно гармоничных по архитектуре небольших храмов находится на Центральной Яве. Они относятся к VII - XI вв. Среди них более ранние буддийские: стройный чанди Каласан, строгий по формам Мен- дут, изящный Павон и др. А рядом с ними стоят индуистские культовые сооружения, например комплекс из 24 храмов, названных именами героев "Махабхараты" - Арджуна, Пунтадева, Бима и др.

Особенно много памятников культуры на Бали. Можно сказать, что весь остров - памятник культуры. Правда, архитектурные сооружения здесь не старше XVI - XVII вв., ибо землетрясения и извержения вулканов уничтожили более древние постройки, но каждое восстановленное сооружение почти точно копировало разрушенное, и поэтому культурная традиция может быть прослежена до глубокой древности. На других островах в сравнении с Явой и Бали памятников немного. Часто они расположены в глуши тропического леса, в местах прежнего обитания человека. Многие памятники еще скрыты под напластованиями веков.

Для древнего искусства Индонезии, именуемого иногда "индо-яванским", характерны гармоничность отдельных элементов и всего комплекса, увязка с окружающей местностью, строгая уравновешенность основных элементов построек и их декора. Начиная с XI в. появляются новые мотивы, исполненные мягкой грации, а с XIII в. становятся типичными так называемые ваянговые черты - заостренные контуры человеческих фигур, в облике которых чувствуется влияние театра теней.

Распространение мусульманства с его религиозными догматами и художественными канонами, запрещавшими изображать человека и животных, ознаменовало наступление нового периода. Древние полнокровные формы скульптуры ушли со сцены, упростились архитектурные формы, изобразительное искусство трансформировалось в орнаментальное. Преемственность древних художественных традиций на Яве и в других исламизированных районах сохранилась в театре теней и некоторых его разновидностях, а также в танце, эпосе, фольклоре, народном жилище, ремесле.

Из сооружений мусульманского периода интересна мечеть в Кудусе, в которой сочетается древнеяванский стиль с арабским. На Бали же средневековые традиции искусства индуизированной Индонезии сохранились и даже упрочились, войдя в XX в. Исторический интерес имеют также остатки голландских крепостей в разных местах архипелага.

Основные черты современного культурного развития

Если в прошлые столетия Индонезия ощутила разнообразные культурные влияния, шедшие из восточных стран, а затем испытала сильное воздействие европейской культуры, преимущественно голландской, то после достижения независимости, и особенно после 1965 г., она подверглась интенсивному влиянию буржуазной американской и японской культуры. Модернистские тенденции затрагивают прежде всего сферу материальной культуры, отчасти - манеру поведения, особенно же заметны они в способах проведения досуга. Вместе с неизбежными и полезными техническими новшествами приходят и многие отрицательные явления, свойственные буржуазной культуре.

Главное направление культурного развития Индонезии после провозглашения республики - воспитание у всех народов страны идеи "единой индонезийской нации", подчеркивание выдающейся роли, которую играли народы Индонезии в прошлом, и призыв к созданию прекрасного будущего. Индонезийские средства массовой информации и искусство подчинены этой задаче. В целом такое направление культурной политики страны, сбросившей унижавшее ее иностранное господство, прогрессивно. Некоторые наблюдаемые иногда крайности ультранационалистического порядка не уничтожают главного: у народов страны проснулось общенациональное самосознание, они стали чтить свою историю, культуру, героев. Вместе с тем в Индонезии происходит укрепление национального самосознания отдельных наций и народностей страны, желающих участвовать в общественной и культурной жизни Индонезии на равноправной основе.

События 1965 г., во время которых погибли или были лишены возможности работать десятки тысяч прогрессивных деятелей культуры, породили среди части интеллигенции настроение упадка. Отсюда отказ многих представителей художественной интеллигенции от социально-исторической тематики и переход к индивидуалистическим и абстракционистским сюжетам. В то же время усилилась идущая с Запада пропаганда буржуазных ценностей культуры. Но эти чуждые влияния касаются преимущественно лишь жизни больших городов, прежде всего столицы и ее окрестностей, и не затрагивают в сущности жизнь основной массы населения страны. Да и в городах они увлекают в основном только часть молодежи.

В области просвещения страна получила тяжелое наследство: в 1945 г. свыше 90% населения было неграмотно. В борьбе с неграмотностью республика достигла значительных успехов: постоянно расширялась сеть начальных школ, увеличивалось количество средних и специальных школ, создавались тысячи курсов для взрослых по ликвидации неграмотности, многочисленные курсы для женщин. В школу дети идут с 6 лет, в течение шести лет обучаются в начальной школе, затем три года - в средней школе I ступени и еще три года - в средней школе II ступени. Первые три года преподавание ведется на родном языке, далее - на индонезийском. Одной из основных задач обучения в школе является воспитание патриотизма, поэтому изучению истории и культуры страны придается очень большое значение. В последние годы обращено также особое внимание на специализацию и профессиональное обучение. Наряду со светскими школами, большинство из которых государственные, много религиозных, особенно мусульманских, при религиозных общинах.

Формально обучение в школах бесплатное. Но из-за отсутствия у министерства просвещения достаточных средств школьная администрация вынуждена облагать родителей своеобразным налогом на содержание школы, что делает ее труднодоступной для детей бедняков. Школу не посещает более 1/3 детей в возрасте от 6 до 16 лет, а в современной Индонезии это около 10 млн. человек. Ощущается острейшая нехватка школьных зданий, учебных пособий, а главное - учителей; квалификация имеющихся преподавателей часто невысока. Проблема ликвидации неграмотности в Индонезийской Республике стоит очень остро, и пока еще она далеко не решена. В 1975 г. грамотные составляли только около 40% населения страны.

Накануне второй мировой войны в Индонезии было четыре специализированных колледжа и один институт, которые выпустили за все время своего существования лишь около 800 специалистов. Через 20 с небольшим лет после революции общее число вузов - государственных, ведомственных, частных - уже превысило 250, а число студентов возросло до 200 тыс. Основное направление обучения гуманитарное, частные вузы преимущественно теологические. Правительство старается содействовать росту технических кадров. Большую помощь Индонезии оказал Советский Союз, в вузах которого только в 1963 - 1964 гг. получило дипломы более 650 индонезийских специалистов. Сотни студентов учились и в других социалистических странах. В настоящее время широко практикуется обучение индонезийской молодежи в вузах ведущих капиталистических держав, которые используют подобный канал в качестве средства идеологического воздействия на Индонезию. Об этом можно судить, например, по тому, что в нынешнем индонезийском правительстве основные посты, связанные с экономическим руководством, занимают выпускники американских университетов, активно пропагандирующие курс на беспрепятственное развитие капитализма. Стали укреплять свои позиции во всех сферах жизни, в том числе и в области высшего образования, военные. Так, командование дивизии, расквартированной на Восточной Яве, открыло университет в Маланге; то же сделало военное командование на юге Калимантана, хотя здесь уже был университет.

Отсев в вузах нередко превышает 80 - 85% от общего числа поступивших студентов, что связано с высокой платой за обучение. Качество преподавания невысокое, особенно в частных вузах; учебники иностранные - главным образом из США. При острой нехватке специалистов практически во всех областях многие из них, особенно гуманитарии, не имеют удовлетворительных условий для работы по специальности; отсюда приобретшая широкие масштабы эмиграция лиц с высшим образованием.

Научные исследования в Индонезии начали развиваться с завоеванием независимости. В колониальный период некоторое развитие получили лишь прикладные отрасли науки, связанные с эксплуатацией природных богатств страны. Хорошо было поставлено изучение флоры и фауны страны в Богорском ботаническом саду (с 1817 г.) и Зоологическом музее при нем (с 1894 г.). Благодаря усилиям сотрудников этого сада-института в Индонезии получили распространение бразильская гевея, хинное дерево, масличная пальма, ваниль и другие ценные растения. С расширением добычи полезных ископаемых появились центры по геологическому изучению страны. В целях Лучшего управления колонией голландские власти требовали от чиновников, едущих на работу в Нидерландскую Индию, знания малайского (индонезийского) и одного из местных языков, этнографии страны, основ ислама. Это способствовало интенсивному изучению этнографии народов Индонезии. Но индонезийских специалистов по этнографии, как и по многим другим отраслям науки, не было. Лишь в начале XX в. появились первые крупные индонезийские ученые - это были филологи, изучавшие древнюю литературу страны.

После образования республики стране пришлось, с одной стороны, готовить национальные кадры ученых в уже имевшихся центрах, с другой - создавать новые научные учреждения. В 1956 г. был создан Индонезийский совет по науке, подобие академии наук. В настоящее время научными исследованиями руководит Индонезийский институт науки, которому подчинены 10 институтов по естественным, техническим и гуманитарным наукам. Институты невелики и испытывают большие финансовые и кадровые затруднения. Научная работа ведется также в университетах, где сосредоточен основной контингент ученых. Несмотря на все трудности, индонезийская наука делает заметные шаги вперед. Особенно значительны успехи индонезийских археологов, историков, литературоведов, лингвистов, искусствоведов, хотя "индонезиацентристский" подход к ряду научных проблем нередко приводит авторов к субъективистским или националистическим выводам.

Каждый развитой народ Индонезии имеет свою литературу. Полуторатысячелетнюю традицию хранит богатая литература яванцев; немногим уступает ей литература сундов, малайцев, балийцев, минангкабау и некоторых других народов. Литература всех этих народов широко использует фольклорные сюжеты, в частности различные варианты классических эпосов. В нее входят также придворные жанры, наконец, произведения современных профессиональных писателей. Фабулы старой литературы нередко являются прямым заимствованием или местной переработкой индийских или арабо-персидских сюжетов.

Зарождение современной индонезийской литературы относится к началу нашего века. В те годы было создано издательство "Балай пустака" ("Дом книги"), публиковавшее литературу в основном на индонезийском языке, а частично и на языках крупнейших народов страны, выпускавшее адаптированные переводы произведений мировой литературы. Издательство это существует и в настоящее время. Датой рождения новой литературы считается день выхода в свет романа М. Русли "Ситти Нурбайя" (1922 г.). Автор рассказал в нем о борьбе с феодальными пережитками и устаревшими положениями адата. Вскоре вышел роман А. Муиса "Неправильное воспитание". Оба литератора -- минангкабау по национальности, но писали преимущественно на малайском (индонезийском) языке и затрагивали проблемы, горячо волновавшие все индонезийское общество.

Возникшая в 1933 г. группа "Пуджангга бару" ("Новый литератор") поставила своей целью широкое распространение индонезийского языка и создание новой индонезийской культуры, в которой бы сочетались классические традиции и требования новой эпохи. Лидерами группы были один из наиболее известных поэтов А. Хамзах (малаец), прозаик, поэт и публицист С. Алишахбана (минангкабау), писатель А. Панэ (батак) - автор переведенного на русский язык романа "Оковы".

Революция 1945 г. вызвала к жизни новое литературное направление, названное "поколением 1945 года". Его идейными руководителями стали видный поэт X. Анвар, малаец по происхождению, а также прозаики А. Сани и Р. Апин (оба минангкабау). Писатели этого направления ставили задачу развивать национальную культуру, обогащая ее мировыми культурными достижениями, говорили о неразрывной связи между писателем и обществом, воспевали героику национально-освободительной борьбы, реалистически показывая ее трудности. На первый план был выдвинут новый литературный герой - простой человек. Известными писателями этого периода являются также яванец П. Тур, избравший темой своего творчества индонезийскую революцию, и Идрус - зачинатель жанра короткого рассказа. Признанным главой поэтов стал батак Ситор Ситуморанг, в совершенных по форме стихах которого отражен конфликт между традиционными культурными ценностями Индонезии и культурой капиталистического Запада. Важная особенность индонезийской литературы этих лет - появление большого числа переводов произведений мировой литературы, в том числе русской и советской.

В целом для индонезийской литературы последних 50 лет характерно преобладание общеиндонезийских тем, хотя сюжеты и формы произведений часто связаны с родиной писателя, его народом и местами, где он жил. Таким образом, будучи общеиндонезийским по направлению, творчество большинства писателей питается соками своей родной культуры.

Театральное искусство, как традиционное, так и новое, любимо во всех уголках страны. Театр, отличный от классического индонезийского, впервые возник на Восточной Яве в начале XX в. и получил название лудрук. Все роли в нем исполняют мужчины, манера исполнения реалистическая, костюмы бытовые, сюжеты на злобу дня. Спектакли, как и в классической драме, идут в музыкальном сопровождении. В начале 50-х годов появились непостоянные по составу труппы современной драмы, которые начали ставить пьесы индонезийских и зарубежных драматургов. Интересно, что в переводные пьесы нередко вводятся индонезийские имена, а действие переносится в Индонезию.

Растет число музыкальных коллективов, исполняющих произведения индонезийских композиторов или народную музыку в модернизированном переложении, а также современную легкую музыку. Американизированный джаз среди индонезийцев, славящихся своей музыкальностью, не очень популярен.

Основные архитектурные сооружения современной Индонезии построены по проектам американских, японских и европейских архитекторов. Это гостиницы и административные здания, возведенные в модернистском стиле из современных стройматериалов. Ряд построек сооружен советскими архитекторами и инженерами.

Первым художником-профессионалом, писавшим картины в европейской реалистической манере и получившим мировую известность, был Раден Салех. Он создал много ярких пейзажей родной страны. Но настоящая школа современной индонезийской живописи зародилась лишь в 30-х годах XX в., когда появилась целая группа художников, воспевавших жизнь народов Индонезии, их культуру, природу своей родины, опираясь на достижения европейской живописной техники. Наиболее полно их дарования выявились после революции, когда основным в творчестве художников стало стремление к утверждению национального стиля, который отражал бы характер народов страны и их борьбу за независимость.

Национальные традиции более всего поддерживаются в Джокьякарте. Они связаны с именами Аффанди, одного из наиболее заслуженных художников страны, работающего в разных стилях и жанрах, импрессиониста Суджойоно, Хендры Гунавана, также тяготеющего к импрессионизму, реалиста и одновременно романтика Трубуса, обладающего безукоризненной техникой, наиболее известного скульптора Индонезии Эди Сунарсо. Второй город художников - Бандунг. Здесь сильны новейшие европейские веяния; художники обращают внимание главным образом на формальную сторону картин, что иногда уводит их в беспредметность. Третий художественный центр - Джакарта, где представлены разные направления. Из работающих здесь художников наиболее известны Басуки Абдуллах - "индонезийский Брюллов", как его иногда называют; гармоничный и изящный Дуллах, одинаково успешно работающий в разных жанрах. Если в подавляющем большинстве районов страны победила европейская манера живописи, то на Бали художники по-прежнему придерживаются старых канонов, создавая яркие многофигурные композиции на традиционные темы, лишь сейчас начиная использовать прием перспективы в своих работах.

Картинный базар в Джокьякарте
Картинный базар в Джокьякарте

Издательские возможности в стране крайне ограничены: мало типографий и квалифицированных печатников, подавляющая часть бумаги импортируется, у огромной массы населения нет средств для покупки книг. В Индонезии публикуется лишь около 2 ТЫС. названий в год, причем почти 80% книжной продукции составляют школьные пособия. 90% литературы выходит на индонезийском языке; типографские возможности для издания книг на местных языках невелики. В среднем в Индонезии одна газета приходится на 92 человека, тогда как, по данным ЮНЕСКО, по всему миру в целом одна газета приходится на 10 человек. 2/3 периодических изданий выходит в Джакарте. Периодика в основном публикуется на индонезийском языке, есть немногие издания на местных языках. Подавляющая часть информации поступает через национальное информационное агентство "Антара".

Центральная радиостудия страны находится в Джакарте. Сейчас радиовещанием из Джакарты охвачено 85% территории страны. Помимо центральной радиостудии есть еще свыше 40 радиостанций малой мощности, ретранслирующих передачи Джакарты и передающих собственные программы, в том числе на местных языках, а также на английском. Далеко не все население страны может слушать передачи из столицы из-за отсутствия проводной радиосети, недостатка приемников, а также из-за языковых трудностей. С 1962 г. начало работать телевидение. Главная телестудия находится в Джакарте, небольшие телецентры имеются также в Джокьякарте, Суракарте, Медане.

Первый фильм был снят в Индонезии голландцами в 1927 г. В 1935 г. появился первый фильм на индонезийском языке. После достижения Индонезией независимости местные кинематографисты обращают преимущественное внимание на героические страницы истории своей страны. В последнее пятилетие в среднем за год выпускалось примерно 60 фильмов. В стране около 300 кинотеатров, но из них действуют сейчас не все. Демонстрируются фильмы Италии, Гонконга, Японии, США и других стран.

Спортивные игры популярны в Индонезии и среди молодежи, и среди лиц среднего возраста. Один из наиболее распространенных национальных видов спорта - борьба силат, или пенчак, которая фактически представляет собой индонезийскую разновидность самбо. Любят игру в ножной мяч; раньше мячи изготовляли из крепких ротанговых полосок, а в деревнях их так делают и сейчас. Среди интернациональных видов спорта наиболее популярен футбол, индонезийские спортсмены прочно держат первенство среди футболистов стран Азии. Индонезийцы увлекаются также настольным теннисом и бадминтоном, среди зажиточных слоев населения распространен теннис.

Медицинское обслуживание в целом не удовлетворительно. Во всей Индонезии немногим более 6 тыс. врачей, т. е. в среднем один врач приходится на 21 тыс. человек. Более 4 тыс. врачей находится на государственной службе, остальные имеют частную практику. Половина всех врачей сосредоточена в больших городах Явы (в одной только Джакарте работает 1/3 всего врачебного персонала Индонезии). Среди населения часты заболевания туберкулезом, фрамбезией, встречается проказа. Однако Индонезии все же удалось добиться больших успехов в борьбе с эпидемическими заболеваниями с помощью вакцинации. Например, в 1972 г. было отмечено всего несколько десятков случаев чумы и холеры; бич Индонезии - малярия в том же году была зарегистрирована в 72 тыс. случаях против сотен тысяч в прежние годы.

Санитарное состояние большинства городских районов и очень многих деревень плохое. Чистой водой, например, может пользоваться лишь около 40% городского населения и менее 1% сельских жителей. Большинство индонезийцев испытывают недостаток в продуктах питания; кроме того, пища малокалорийна, бедна белками и витаминами, особенно витамином "А".

Рассматривая этническую ситуацию в Индонезии в исторической перспективе, можно увидеть две тенденции развития. Первая - центробежная, ведущая к сохранению, а в отдельных случаях и к углублению этнической дробности страны. Она находит свое выражение в обособленном развитии отдельных этносов на своих этнических территориях. Вторая тенденция - центростремительная - ведет к сближению различных народов страны на основе общих элементов культуры и в еще большей степени на основе общности целей в борьбе за самостоятельное государственное существование. Именно последняя тенденция привела к тому, что к концу второй мировой войны идея общеиндонезийского национально- политического единства и "единой индонезийской нации" возобладала в стране и явилась одним из важных факторов победы республики.

В настоящее время в Индонезии идут интенсивные процессы этнической консолидации. Они уже привели к формированию крупнейших народов страны в нации, к переходу многих других этнических общностей на более высокий уровень этнического развития. Одновременно идет процесс сближения народов в рамках всей страны с образованием общеиндонезийской этнополитической общности.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://thailand-history.ru/ "Thailand-History.ru: История Таиланда"