[ История Таиланда ]




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Исторический очерк

Таиланд в каменном веке. Человек появился на территории Таиланда в глубочайшей древности. Во время раскопок стоянок Чандэ и Тхаманао (пров. Канчанабури в Центральном Таиланде) и в ряде других мест археологи нашли каменные орудия того же образца, которыми пользовались питекантропы на Яве. Орудия Таиланда, называемые "галечными" или "чопперными", относятся к нижнепалеолитической группе археологических культур Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока. Чопперы - это грубо отделанные рубящие орудия из каменных галек, обработанные только с одной стороны.

Средний и поздний палеолит Таиланда (как и всей Юго-Восточной Азии) пока изучен довольно слабо. В частности, не решен до сих пор вопрос, являлась ли Юго-Восточная Азия областью формирования homo sapiens, или же этот человек проник сюда из других регионов.

В антропологическом отношении первые неоантропы на территории Юго-Восточной Азии относились к негро-австралоидной (экваториальной большой) расе. Находки древнейших черепов этого типа датируются примерно 40 тыс. лет до н. э. Чуть севернее, на территории Южного Китая, в то время уже существовали расовые типы, переходные между негро-австралоидами и монголоидами. Впоследствии постепенное продвижение монголоидов на юг повело к метизации, а еще позже к почти полному поглощению монголоидной расой древнейших жителей Юго-Восточной Азии.

В период верхнего палеолита первобытные жители Таиланда селились на опушках тропических лесов, по берегам рек и озер. Они охотились, по-видимому, на крупных животных (в частности, на слона и носорога), так как до изобретения лука мелкие животные и птицы практически были им недоступны; ловили рыбу; собирали съедобных моллюсков, птичьи яйца, плоды и ягоды.

В мезолите, с появлением лука, охотничьи возможности человека сразу резко увеличились. На территории Таиланда пещерные и открытые мезолитические стоянки были обнаружены в начале 60-х годов XX в. на берегах рек Квеной и Квеян. В то время, по-видимому, происходило выделение двух культурно-хозяйственных типов- охотничье-собирательского (пещерные стоянки) и рыболовецко-собирательского (стоянки с раковинными кучами).

В последующий период неолита происходил важнейший экономический переворот - так называемая "неолитическая революция" - переход от охотничье-рыболовецко-собирательского типа хозяйства к производящему, т. е. к земледелию и скотоводству.

Недавние раскопки пещерной стоянки в Северо-Западном Таиланде открыли остатки семи видов одомашненных растений. Радиоуглеродным методом анализа эти находки датируются 8550±200 лет и 9180±360 лет до н. э. По мнению некоторых ученых, одомашнивание растений, а следовательно и неолит, началось в Юго-Восточной Азии в XII-X тысячелетиях до н. э., т. е. значительно раньше, чем в Европе.

Но развитие земледелия, а также, видимо, и зачатков скотоводства происходило в Юго-Восточной Азии крайне медленно. По мнению большинства ученых, только в III тысячелетии до н. э. наступает развитой неолит, когда сказываются результаты "неолитической революции": значительно возрастает плотность населения и начинаются крупные передвижения племен, в основном с севера на юг.

Приблизительно на рубеже III-II тысячелетий до н. э. монголоидные племена, говорившие на мон-кхмерских языках, двинулись с прародины аустроазиатов, лежавшей в верховьях Иравади, Салуина, Меконга и Хонгхе, на юг, постепенно оттесняя или смешиваясь с местным населением, говорившим на языках папуасского типа. В конце II - начале I тысячелетия до н. э. монские племена составляли, по-видимому, большинство населения Таиланда.

Ведущим типом хозяйства в это время было уже ) оседлое мотыжное земледелие в плодородных долинах рек. Охотничье-собирательский уклад сохранился только во внутренних гористых районах.

Таиланд в бронзовом и раннем железном веках. Согласно принятой в настоящее время в советской науке точке зрения, мон-кхмеры могли познакомиться с бронзовой металлургией Индии или Китая уже на рубеже II-I тысячелетий до н. э.

Собственно же бронзовая культура (названная Донгшонской но селению Донгшон во Вьетнаме) существовала в Индокитае в VI-I вв. до н. э. К Ш в. донгшонцы освоили производство железа. Основными чертами хозяйства племен, населявших равнинные и приморские айоны Таиланда к концу I тысячелетия до н. э., было: 1) рисоводческое хозяйство с применением ирригации, 2) приручение быков и буйволов, использование их при пахоте и в качестве тягловой силы, 3) высокоразвитая техника обработки металла, 4) знакомство с мореходством. В социальном плане для этих племен были характерны значительные пережитки материнского права, высокое положение женщины в обществе. В области религиозных представлений для них были характерны анимизм, культ предков и богини плодородия, возведение мегалитических культовых памятников.

В первых веках нашей эры у монов уже были большие города, огражденные стенами и рвами, с большими зданиями и величественными храмами.

Архитектура, скульптура, штукатурные украшения и другие памятники искусства ранней монской культуры несут явные следы подражания индийскому искусству. Со временем монские мастера создали на этой основе собственное самобытное искусство, в котором, однако, ясно видны его связи с индийским искусством.

Причина глубокого влияния культуры Индии на культуру монов заключалась в значительной мере в том, что индийцы появились в монских землях в тот момент, когда здесь уже начался распад родового строя. Крупная торговля, в которую индийские купцы вовлекли монских вождей, несомненно, ускорила распад первобытнообщинного строя, а вместе с ним и соответствовавшей ему идеологии. Возникающее классовое общество нуждалось в новой идеологии, в новых формах религии, права, искусства.

Принесенная индийцами в Таиланд буддийская религия (в форме хинаяны - "малой колесницы") сохранила там положение господствующей религии вплоть до наших дней. Принятие буддийской религии монами, а впоследствии и таи имело в то время большое прогрессивное значение. На смену первобытным верованиям, когда каждое отдельное племя имело своих особых божков и духов, пришла новая универсальная религия, не делавшая различия между людьми по их родовой, племенной или кастовой принадлежности. Такая религия, естественно, должна была легко распространиться в условиях ослабления родо-нлеменных связей у монов, когда старые религиозные представления рушились, а новые самобытные, соответствующие классовому обществу, еще не успели выработаться.

Возникновение первых государств в Таиланде. Политическая история первых монских государственных образований почти неизвестна. Пока невозможно с точностью восстановить даже названия монских государств первых веков нашей эры. Древнейший систематический письменный источник по географии Юго-Восточной Азии "География" Клавдия Птолемея (составлена в середине II в. н. э. с использованием более ранних источников) свидетельствует главным образом о том, что Малаккский полуостров и побережье Сиамского залива к этому времени были довольно густо усеяны городами и торговыми факториями.

Для получения же более подробных сведений о древней (и раннесредневековой) истории Таиланда необходимо обратиться к китайским источникам. Первое упоминание о территории будущего Таиланда здесь встречается в летописи "Цинь Хань Шу" ("Анналы ранней династии Хань"), составленной в I в. н. э. Южный путь из Китая в Индию был освоен китайцами уже в период правления династии Хань.

Из китайских летописей видно, что "варвары" Южных морей в конце I тысячелетия до н. э. далеко обогнали китайскую империю в морском деле и что торговля здесь на раннем этапе, как и всюду, была тесно связана с пиратством.

Ко II в. н. э. приморские города Индокитая, пройдя уже довольно сложный путь развития, начинали соединяться в более крупные государственные образования. Инициатором в этом деле на рубеже нашей эры выступало государство Фунань, расположенное в низовьях Меконга.

К началу III в. н. э. в состав Фунани вошли земли южной части Таиланда. Фунань была довольно типичным раннеклассовым государством, делилась на удельные княжества, правители которых, как правило, были связаны между собой родством. Власть верховного правителя не была прочной. Ее можно было, видимо, либо получить по решению народного собрания (остаток отмирающего родового строя), либо захватить в результате дворцового переворота.

В III в. государственный строй в Фунани и в удельных княжествах на территории Таиланда и Малаккского полуострова был еще патриархален. Однако социальное развитие, ускоряемое интенсивной внешней торговлей и притоком иммигрантов из Индии, шло теперь довольно быстрыми темпами. В середине VI в., после распада Фунаньской империи, подчиненные ей земли выходят уже на самостоятельную историческую арену.

К этому времени на территории современного Таиланда существовало несколько государств; каждое из них контролировало какой-либо важный торговый путь: на крайнем юге - Лангкасука, далее к северу - Тамбра-линга, далее в северо-западном углу Сиамского залива Дунь-сунь, или Пань-пань. Небольшое, но экономически мощное княжество Пань-пань стало центральным ядром при образовании в VI-VII вв. .первого крупного государства на территории Таиланда - Дваравати. В него вошло лежавшее к востоку от Менама княжество Чи-ту, или "Красная земля", со столицей в Лавапуре ("Львиный город"), которая позднее стала столицей всего Дваравати. Государство Дваравати поддерживало активные дипломатические отношения с Китаем, имело большой флот и вело обширную внешнюю торговлю. В середине VII в. в северной части Таиланда при участии монских переселенцев с юга образовалось новое крупное монское государство - Харипунчайя, но типу похожее на Дваравати.

В период с последней четверти VII в. до последней четверти VIII в. Дваравати достигло наивысшего расцвета. Одним из его показателей было активное градостроительство в стране. Эпиграфические памятники этого времени немногочисленны, но они свидетельствуют о существовании буддийских монастырей, которым цари и вельможи приносили в дар рабов, скот, колесницы, серебряные вазы.

В последней четверти VIII в. международная обстановка изменилась в неблагоприятную для Дваравати сторону. Под давлением этих обстоятельств правителю Дваравати пришлось перенести центр государства в глубь страны - город Лавапуру. Поэтому в IX - X вв. и само название страны изменилось. Ее стали называть Лавапура или, сокращенно, Лаво. Последующие два столетия прошли в основном в изнурительных, но бесплодных войнах с северным соседом - Харипунчайей.

В начале XI в. территория Дваравати-Лаво становится плацдармом для наступления на Камбоджу одного из претендентов на камбоджийский трон - Сурьявармана, отец которого лигорский князь Суджитта около 1000 г. захватил власть в Лаво. После успешного завершения борьбы Сурьявармана Дваравати (Лаво) превращается в составную часть кхмерской империи. Феодальная система эксплуатации в кхмерской державе была гораздо тяжелее, чем в Дваравати-Лаво, поэтому южные моны при каждом удобном случае стремились сбросить кхмерское иго.

Первые тайские государства на территории Таиланда. XIII век был критическим периодом в истории Индокитая. К концу его не только рухнула кхмерская империя, но и прекратили существование древнее бирманское царство Паган и последнее независимое монское государство - Харипунчайя.

Западные историки в качестве основной причины этой катастрофы называют мощную волну миграции тайских племен на Индокитайский полуостров. Но главная причина падения старых государств Индокитая в XIII в. заключалась не в нашествии извне, а в упадке этих раннеклассовых государств, в слабости их внутренних политических ресурсов для подавления народных масс.

Тайские племена, принявшие участие в индокитайской истории XIII в., с VII по XII в., по-видимому, занимали широкую гористую полосу между государством Наньчжао на севере и ранними индокитайскими государствами на юге, образуя по отношению ко всем им "варварскую" периферию. На протяжении этих веков часть тайских племен начала постепенно просачиваться в более плодородные районы юга. Начиная с XI в., после присоединения Лаво к кхмерской империи, кхмерские цари использовали таи в качестве наемников.

До XI в. между майскими государствами Лаво и Харипунчайя в области Среднего Менама существовала широкая нейтральная полоса, заселенная крайне слабо. Эту-то пограничную полосу кхмерские цари и предоставили тайским военным поселенцам для охраны границы. В XI-XII вв. здесь возникают сильно укрепленные крупные города Сукотаи (Сукхотхай), Саванкхалок, Пхитсанулок и др. По мере того как в кхмерской империи все чаще происходили мятежи, народные восстания, религиозные войны, скромные военные поселенцы набирали силу, постепенно проникая в чисто монские районы, разоренные двойным непосильным гнетом кхмерских и монских вельмож. В XI-XIII вв. в Северном Таиланде образовались небольшие тайские княжества.

В 1238 г. ослабевшей кхмерской империи был нанесен решительный удар на Среднем Менаме. Тайские вожди Па Мыанг и Банг Кланг возглавили здесь освободительное восстание против кхмеров. Захватив резиденцию кхмерского губернатора Сукотаи, повстанцы провозгласили Банг Кланга, принявшего имя Шри Индрадитья, королем. Так возникло Сукотаи - первое крупное тайское государство на территории Таиланда.

Первая дошедшая до нас надпись на тайском языке принадлежит сыну Шри Индрадитьи Раме Камхенгу (1275-1318) и датируется 1292 г. Ко времени составления этой надписи Сукотаи - уже могущественная держава, простирающаяся от Верхнего Меконга до Малаккского полуострова.

"При жизни короля Рамы Камхенга государство Сукотаи процветает, - сообщает надпись. - В водах есть рыба, на полях - рис. Господа земель не повышают налогов на своих подданных... Кто желает торговать - свободно торгует.. Когда кто-нибудь насаждает новую плантацию, король не запрещает этого...

...Если человек из народа или знатный, или вождь заболеет и умрет, дом его предков, его слоны, его домашние, его амбары с рисом, его рабы, его насаждения ареки и насаждения бетеля, принадлежавшие ему и его предкам, переходят целиком и полностью к его детям...

...Если король видит чужой рис, он не зарится на него. Если он видит чужое богатство, он не возмущается.

Тем, кто приезжает к нему на слонах, чтобы отдать свою землю под его покровительство, он оказывает помощь и поддержку. Тем, кто приходит к нему, не имея ни слонов, ни лошадей, ни слуг, ни жен, ни серебра, ни золота, тем он дает все это и делает так, чтобы они чувствовали себя как в родной стране.

Если он захватывает пленных, он не убивает и не истязает их.

В нише у двери дворца подвешен колокол. Если с жителем королевства случится какое-нибудь горе... стоит лишь только позвонить в колокол. Каждый раз, как Рама Камхенг слышит этот призыв, он расспрашивает жалобщика и решает дело по справедливости".

Разумеется, сами по себе эти декларации еще не означали, что все в государстве Сукотаи обстояло именно таким образом. Но главное здесь в том, что надпись Рамы Камхенга излагала политико-экономическую программу сукотайского правительства, противопоставлявшего себя кхмерской империи, где все эти "свободы" отсутствовали.

Кроме кхмеров Рама Камхенг нанес тяжелые удары индонезийской империи Шривиджая и бирманскому государству Паган, которые в этот момент также находились в состоянии тяжелого кризиса. В первой половине 90-х годов XIII в. Рама Камхенг, по-видимому, оккупировал весь Малаккский полуостров. На западе Рама Камхенг в начале 80-х годов XIII в. установил протекторат над Южной Бирмой. На востоке в державу Рамы Камхенга вошла большая часть современного Лаоса.

Основную массу новых подданных Рамы Камхенга составляли моны, по отношению к которым он вел политику терпимости и постепенного слияния их с тайским населением.

Формирование нового государства Сукотаи происходило в обстановке серьезной угрозы со стороны Китая. На протяжении последней четверти XIII в. войска императора Хубилая с переменным успехом вторгались в Северный и Южный Вьетнам, Камбоджу, Индонезию, Бирму и Северный Таиланд.

В этот драматический момент по инициативе Рамы Камхенга в 1287 г. заключается тройственный союз молодых тайских государств - Сукотаи, Чиангсена (правитель Менграй) и Пайао (правитель Нгам Мыанг), которые - практически единственные в Индокитае еще не признали власть китайско-монгольской империи. Из этих трех государств Пайао, небольшое княжество, возникшее в конце XI в., играло в то время второстепенную роль.

Что же касается государства Менграя (1261-1317), ядром которого было древнее тайское княжество Чиангсен (с 1296 г. - королевство Чиангмай), то оно в этот период повторяло путь развития Сукотаи, энергично расширяясь за счет пришедшего в упадок монского царства Харипунчайя.

В 1292 г. Менграй после краткой осады занял столицу Харипунчайи Лампун.. Последний монский царь бежал. И в том же году, возможно по приглашению побежденного, в государство Менграя вторгаются китайско-монгольские войска.

В такой критической обстановке Рама Камхенг вновь проявляет свое незаурядное дипломатическое дарование. Благодаря целому ряду посольств, в том числе двум личным поездкам ко двору Хубилая, он сумел предотвратить войну с Китаем.

Часто посольства Рамы Камхенга в Китай совмещались, как это было принято в то время, с активной торговлей, которую вели по совместительству послы.

Политическая организация государства Рамы Камхенга также способствовала слиянию тайской и монской знати в единый правящий класс. Непосредственную власть король Сукотаи осуществлял только в своем сравнительно небольшом домене (земли вокруг столицы). Согласно древней восточно-азиатской традиции, столицу ("космический центр" державы) окружали четыре удельных княжества, соответствующие четырем сторонам света. В этих княжествах правили сыновья короля. Остальную часть державы Сукотаи составляли вассальные княжества, где власть находилась в руках тайских, монских или малайских правителей, пользовавшихся большой самостоятельностью.

Так как сама держава Сукотаи родилась в войнах, ведущую роль в ней играла военная аристократия. Об этом свидетельствует сукотайская феодальная терминология. Ниже куна (князя) стояли мын (десятитысячник, темник) и пан (тысячник).

Само название народности таи (свободные), аналогичное самоназванию западноевропейской народности - франков, указывало на то, что коренные тайцы в отличие от древнего населения долины Менама не знали никаких форм личной зависимости. Тайский крестьянин платил только налог кровью, сражаясь под предводительством своих военных вождей. Что же касается местного населения, то оно в зависимости от степени его сопротивления полностью или частично "порабощалось" тайцами, точнее сказать, обязано было нести повинности в пользу завоевателей и не имело равных с ними гражданских прав.

Государство Аютия (Сиам) в XIV- XVI вв. После смерти Рамы Камхенга держава Сукотаи быстро начинает проявлять признаки упадка.- В момент вступления на трон короля Лю Таи (1347-1370) под его властью остался лишь осколок прежних владений - древнее ядро Сукотаи на Верхнем Менаме. Но период феодальной раздробленности длился недолго. На экономически более развитом юге страны возникает новый центр государствообразования. Этим центром стал город Аютия (Аюттхая), основанный в 1350 г. тайским князем, принявшим при коронации имя Рама Тибоди I. Этот новый собиратель тайских земель стал первым правителем королевства Аютия, или Сиам. (В 1378 г. Аютия подчинила себе остатки Сукотаи.)

При Раме Тибоди I (1350-1369) начинается стремительный процесс закрепощения свободного крестьянства. Личную свободу можно было утратить тремя путями - попав в плен на войне, задолжав и не имея возможности вернуть долг и в результате прикрепления королем крестьян к определенному феодалу.

При Раме Тибоди I началась серия войн, главной целью которых было не расширение территорий, а угон населения с них на свою территорию, где военнопленные получали от государства землю, а иногда даже скот и инвентарь для ведения хозяйства. Но юридически они были не свободными, как коренные жители страны, а "рабами" короля. Часть таких "рабов" король жаловал феодалам, которые использовали их как для личных услуг, так и в земледелии. Эти "рабы" вплоть до начала XIX в. не пользовались правом выкупа.

В долговое рабство глава семьи мог продать самого себя или любого члена своей семьи. Но если продажная цена была ниже определенной, установленной законом "полной стоимости" раба, такой раб имел право выкупа в любое время за ту же сумму, за которую его продали.

Наконец, третий путь закрепощения вытекал из военно-феодальной системы ранней Аюттхаи. Каждый взрослый сиамец (мужчина от 18 до 60) теоретически считался военнослужащим и был обязан явиться на военную службу по приказу того военачальника (ная), в отряде которого он числился. По традиции восемнадцатилетние юноши обязаны были проходить двухлетний срок обучения (в первую очередь - военного дела) в усадьбе своего ная, который в течение этого периода мог бесплатно пользоваться их трудом. Эта категория податного населения называлась "прай сом".

После двухлетней службы юноши переходили в разряд "прай лыанг" (королевские люди) и считались формально свободными, находящимися на королевской службе (6 месяцев в году). Однако с течением времени феодалы-наи стали стремиться удержать "прай сом" на своей службе как можно дольше и для многих крестьян юридическое положение "прай сом" стало пожизненным.

Процесс закрепощения крестьян в Аюттхае повел к обострению классового антагонизма, который был гораздо слабее в более архаическом по устройству государстве Сукотаи.

В XV в. централизация власти в Сиаме получила дальнейшее развитие и увенчалась в середине столетия реформами короля Боромотрайлоканата (1448-1488), которые законодательно оформили систему сиамской феодальной государственности. Законы Боромотрайлоканата действовали в Сиаме до конца XIX в.

Формально аюттхайская монархия не была самодержавной деспотией, и король не был волен поступать как ему вздумается. Вступая на трон, сиамский король приносил присягу из 26 пунктов. Сюда входили, в частности, такие пункты, как: не причинять зла своему народу; заботиться о развитии производства; заботиться о нуждах народа; поддерживать хорошие отношения с чужеземными странами; развивать земледелие, распределяя зерно, сельскохозяйственные орудия и скот; заботиться о счастье народа; уважать ученых и поддерживать их; помогать беднякам, не имеющим профессии; подавлять в себе малейшую алчную мысль.

Эта своеобразная "феодальная конституция" по своему содержанию неизмеримо превосходила практически современную ей английскую "великую хартию вольностей". Она явно отражала страшные потрясения XIII в. и. неустойчивое равновесие XIV в., когда новая власть еще не консолидировалась настолько, чтобы диктовать крестьянству свою волю, не вдаваясь ни в какие объяснения. Но у этой "конституции" с самого начала был один весьма существенный дефект. Она не предусматривала никакого органа, который контролировал бы выполнение монархом своих обещаний.

Сущность "конституции" заключалась в тщательно продуманной, жестко иерархизированной всеохватывающей организации правящего класса, главной задачей которой было подавление эксплуатируемых масс (крестьян и ремесленников), а вспомогательной задачей - не менее жесткое подавление отдельных феодалов, которые противопоставляли личные интересы интересам феодального государства в целом.

Законы Боромотрайлоканата фиксируют деление сиамского общества ,на пять основных сословий: три эксплуататорских - наследственная знать, чиновники, духовенство и два эксплуатируемых - лично свободные простолюдины и "рабы" (т. е. люди, лишенные личной свободы). Эти два сословия с течением времени все больше сближались по своему социальному положению.

К наследственной знати, в строгом смысле этого слова, законы Боромотрайлоканата причисляли только прямых потомков короля, и не далее чем до пятого колена. При этом титул в каждом следующем поколении уменьшался на одну степень.

Наследственные права знати некоролевских родов законами Боромотрайлоканата были просто отменены. Чиновники сохраняли внешне все отличия и привилегии дворянства, которыми это сословие пользовалось в большинстве стран Европы и Западной Азии, но с потерей должности они теряли все.

Статус чиновника внутри феодального государственного аппарата определялся четырьмя показателями. Первым и главнейшим из них был "знак достоинства" (так называемый "сакди на") - цифра, определяющая размер земельной площади, которая ему полагалась за несение службы. Так, министр высшего ранга имел "сакди на" 10 000, что соответствовало земельной площади в 10 тыс. рай (1600 га). Чиновники самого низкого ранга, из тех, кто назначался непосредственно королем, имели "сакди на" 400.

Система "сакди на" иерархически охватывала не только сословие чиновников, но и все сиамское общество, начиная от наследника престола (вице-короля) - упарата (100 тыс. "сакди на") до последнего нищего, имевшего символическое "сакди на" в 5 единиц, хотя он, естественно, не обладал никакими земельными владениями.

Практически "сакди на" не всегда совпадала с реальными земельными владениями его владельцев, поскольку в Сиаме помещичье землевладение было, как правило, очень слабо развито. Крупные поместья имели только представители самых высших рангов. Обычно же "сакди на" означало пожалование земли вместе с сидевшими на ней крестьянами из расчета 25 рай на одно крестьянское хозяйство. Таким образом, чиновник с "сакди на" в 400 единиц мог пользоваться трудом 16 крестьянских семей.

Со статусом "сакди на" сочетались еще три других показателя, определявших иерархическое значение чиновника: а) титул "яса", который не следует смешивать с титулами наследственной знати: сомдет чао прайя (самый высший), чао прайя, прайя, пра, лыанг, кун, мын (десятитысячник), пан (тысячник); б) звание "тамиен", например, сенабоди - министр высокого ранга, чао кром - начальник министерства или департамента, палат кром - заместитель министра. К этому званию присоединялось название того ведомства, в котором работал чиновник; в) так называемые "королевские имена" ("рачагиннама"), не имеющие точных аналогий в западном феодализме. (Ближе всего их можно сравнить с системой орденов, которые жаловались не за заслуги, а полагались по занимаемой должности.)

Полное наименование чиновника достигало иногда нескольких десятков имен, но взамен он терял свое личное имя, которое носил до того, как получил первый чин. Кроме того, чиновник, произведенный в следующий чин или перемещенный на другое место, получал вместе с этим новое наименование. Главной целью этой системы была анонимность феодальных родов, скрывавшихся за этими чинами и титулами. Простолюдин приучался чтить не своего конкретного начальника как личность, а его должность. По мысли идеологов сиамской феодальной, монархии, личность - ничто, а должность - все. Теряя должность, чиновник терял вместе с ней все свои права, землю и имущество.

Административный аппарат при Боромотрайлоканате приобрел сложную, но четкую конструкцию. Администрация, так же как и все население страны, была разделена на две части: гражданскую и военную. Это разделение было в значительной мере условно. Во время войны все взрослые мужчины страны должны были выступать под знаменем короля. В мирное время даже приписанные к военной части, за небольшим исключением, занимались производительным трудом. Постоянными военными формированиями были только численно небольшая, но хорошо вооруженная наемная гвардия из иностранцев и личная охрана короля.

Гражданская часть состояла из пяти министерств (кромов), из которых одним (кром махаттаи, соответствующий министерству внутренних дел) заведовал сам начальник гражданской части - махаттаи. Ему же (вплоть до XVII в.) были подчинены четыре других крома, преобразованные из старых министерств (кун).

Кром на (министерство земледелия) заботилось об ирригации, расчистке джунглей и других общественных работах, необходимых для поддержания сельского хозяйства.

Кром пракланг (королевское казначейство) управляло сбором большинства налогов и контролировало доходы и расходы всех остальных кромов. Впоследствии, в XVI-XVII вв., кром пракланг стало все больше заниматься вопросами сначала внешней, а потом и внутренней торговли Сиама. Дальнейшее развитие этой функции привело к тому, что глава крома пракланг превратился фактически в министра иностранных дел.

Кром мыанг (или нагарапала) был первоначально управлением столичного округа - ядра королевского домена. Позднее к этому ведомству перешли также полицейские функции и высший уголовный суд. Кром мыанг имел право направлять для контроля своих представителей во все провинции и право собирать некоторые местные налоги.

Военная часть была построена по образцу гражданской - калахом (военный министр) и четверо подчиненных ему, командующих (в военное время) четырьмя родами войск: пехотой, кавалерией и слоновым корпусом, артиллерией, саперами. Одновременно с центральным аппаратом была реорганизована местная администрация и введены провинции четырех рангов.

Весь этот громоздкий аппарат в первую очередь был направлен на подавление и прикрепление к земле крестьян, которые при наличии в средние века большого фонда незанятых земель были склонны к большой мобильности и ускользанию из-под государственного налогового пресса. Каждый крестьянин и ремесленник, от 18 до 60 лет, прикреплялся к какому-нибудь крому, а внутри крома - к определенному начальнику (наю), который руководил его работой на государство.

Традиционной формой ренты-налога, которую платили феодальному государству крестьяне и ремесленники Сиама, была шестимесячная барщина. Со временем к ней прибавился ряд других натуральных и денежных налогов.

Крестьяне, не работавшие на государственной барщине (на окраинах и частично в центральных районах страны), должны были платить государству натуральный оброк. Наряду с этим, по-видимому в XVI в., появился и Денежный оброк.

Помимо государственных большую категорию феодально-зависимого крестьянства составляли крестьяне, пожалованные вместе со своими наделами чиновникам-феодалам за службу. Эти крепостные крестьяне пользовались (в определенных рамках) свободой перехода от одного владельца к другому и после смерти или отставки чиновника-феодала вновь становились государственными крестьянами.

Внешняя политика королевства Аюттхая (Сиам) во второй половине XIV - XV вв. имела два основных военных аспекта: 1) территориальное продвижение на запад (к Бенгальскому заливу) и на юг (к Малаккскому проливу) для установления как можно более полного контроля над торговыми путями из Индии в Китай и 2) систематические походы (набеги) на восток (против Камбоджи) и на север (против Чиангмая), где целью было не столько покорение территории (за полтора века войн границы здесь практически не изменились), сколько захват местного населения и угон его в Сиам.

Первый аспект был связан с глубокой заинтересованностью Сиама в доходах от внешней торговли и транзитных пошлин. Второй - с более традиционной формой феодальной экономики - необходимостью увеличения сословия крепостных крестьян и пополнения убыли в живой силе, вызванной почти непрерывными войнами.

На южном направлении в XV в. основные войны велись с новым государством Малаккой, которому в конечном счете удалось отстоять свою независимость от Сиама. На востоке Сиам в этот период вел по крайней мере три крупных наступательных войны против Камбоджи, не считая многочисленных мелких набегов с обеих сторон. Решающий удар Камбодже был нанесен в 1431 г., когда сиамцы захватили ее столицу Ангкор и угнали в плен почти все ее население. После этого удара Камбоджа долго не могла оправиться. Особенно долгую и тяжелую борьбу сиамцы вели на севере с родственным им по крови королевством Чиангмай. С 1376 по 1546 г. Сиам и Чнангмай воевали 14 раз, причем общие результаты всех этих войн внешне были на редкость незначительны. Особенно тяжелый характер носила тринадцатая по счету, сиамо-чиангмайская война (1513-1515). В этой войне сиамцы впервые использовали португальскую военную помощь (первое португальское посольство появилось в Аюттхае в 1511 г.).

В 1518 г. в Сиаме была проведена военная реформа и издана книга о военной тактике, видимо обобщавшая опыт чиангмайских войн. Однако в последующие четверть века (до 1545 г.) внешняя политика Сиама была мирной. Возможно, сиамские короли в это время внимательно присматривались к стремительному росту португальской морской империи и берегли силы на случай, если португальская агрессия обратится против сиамских портов. В 1564 г. Чиангмай был аннексирован Бирмой, и дальнейшие военные и мирные отношения Сиама с Чиангмаем входят в историю сиамо-бирманских отношений.

Активная внешняя торговля стала характерной чертой королевства Аюттхаи с первых десятилетий его существования. По ассортименту товаров, импортируемых из Китая, Сиам в XV-XVI вв. стоял на первом месте в Юго-Восточной Азии. Если, согласно китайским источникам, Камбоджа ввозила 13 видов китайских товаров, Палембанг - 17, Тямпа - 32, Малакка - 44, Ява - 54, то Сиам ввозил 65 видов китайских товаров.

В целом Китай вывозил из Сиама главным образом сырье для своего ремесла и мануфактуры, а ввозил туда готовые изделия и медную монету. В XIV-XVI вв. Сиам также вел оживленную торговлю с Индией. Особо важную роль в международной торговле Сиам начал приобретать после 1511 г., когда португальцы, захватив Малакку, стали контролировать кратчайший путь из Индии в Китай.

Восточные купцы, чтобы избежать беспощадного грабежа, вынуждены были искать новые пути в обход Малаккского пролива. При этом очень значительная, если не подавляющая, часть купцов, направлявшихся из Индии на Дальний Восток (или наоборот), избирала путь через территорию Сиама. Они либо перетаскивали свои суда волоком через перешеек Кра, либо двигались по пути Тенассерим - Аюттхая.

При этом большая часть азиатских купцов, достигнув Аюттхаи, предпочитала не везти свои товары дальше, а продать их на месте, чтобы здесь же приобрести нужные им товары, всегда имевшиеся в изобилии на этом крупнейшем международном рынке Юго-Восточной Азии.

Наряду с торговлей привозными товарами Сиам в XVI в. вел значительную торговлю товарами местного производства. Из местных товаров в это время особенно высокие доходы сиамской торговле приносили олово, свинец и селитра (военные материалы), находившие сбыт во всех странах Южной и Восточной Азии, слоновая кость, ценные сорта дерева (орлиное, сапан, тик), пользовавшиеся не меньшим спросом, а также оленьи и буйволовые шкуры. В конце XVI в. сиамские суда, груженные иностранными и отечественными товарами, курсировали от Японии до Персии и Аравии.

Во второй половине XVI в. экономический подъем Сиама был на несколько десятилетий прерван крайне тяжелыми войнами с западным соседом - Бирмой. Уже в первой сиамо-бирманской войне (1549) Сиам оказался в критическом положении, но бирманцы не смогли взять Аюттхаю и вынуждены были отступить. Вторая война (1563-1569) кончилась полным поражением Сиама и падением Аюттхаи. Король и большая часть населения столицы были угнаны в плен.

В ноябре 1569 г. бирманский король Байиннаунг посадил на сиамский трон в качестве своего вассала тайского вельможу Маха Таммарачу, который должен был править королевством под присмотром бирманских чиновников и при помощи бирманского гарнизона. В качестве гарантии верности Маха Таммарачи Байиннаунг держал при своем дворе заложником его сына, малолетнего принца Наресуана.

Бирманское владычество в Сиаме продолжалось 15 лет. В 1584 г. вернувшийся на родину Наресуан поднял освободительное восстание. Несмотря на численное превосходство бирманской армии, ее неоднократные карательные походы в Сиам кончались поражением. В 1593 г. Наресуан, к этому времени ставший королем (1590-1605), перенес военные действия на территорию противника. К концу 90-х годов XVI в. раздираемая феодальными усобицами Бирма перестала представлять угрозу для Сиама. В стране начался новый подъем.

Развитие Сиама в XVII в. Общая линия развития Сиама после освобождения из-под власти Бирмы (с конца XVI в.) вплоть до конца XVII в. заключалась в непрерывном росте роли внешней торговли и соответствующем ей, довольно значительном развитии внутренней торговли.

Международная торговля развивалась по пути, наметившемуся еще в первой половине XVI в.. но в еще больших размерах. Так, только в Японию в первой половине XVII в. в отдельные годы вывозилось до нескольких сот тысяч оленьих и буйволовых шкур и редко когда менее 100 тысяч. С не меньшим размахом велась торговля с Китаем и Индией. Оживленную торговлю в XVII в. Сиам вел с Лаосом, Камбоджей, Северным и Южным Вьетнамом, с индонезийскими островами и даже с Филиппинами. На западе сиамские суда доходили до порта Мокка на Красном море.

Уже в первой половине XVII в. в Сиаме существовала довольно обширная внутренняя торговля. Наряду с давно обосновавшимися в стране китайскими и индийскими купцами, связанными в основном с внешней торговлей, появились и местные купцы, занятые преимущественно во внутренней торговле.

В начале XVII в. отдельные районы Сиама стали специализироваться на производстве определенных продуктов.

В крупные торговые центры выросли многие портовые города. Наиболее крупным из них была Аюттхая, где проживали подданные 43 государств.

Подобные изменения в сфере экономики Сиама должны были неизбежно повлечь за собой изменения и в политической области. Интересы страны требовали создания прочного централизованного правительства, которое могло бы ограничить произвол местных феодалов, снять таможенные рогатки внутри страны и обеспечить внутренний и внешний мир, необходимый для нормального развития торговли.

Борьба за создание такой власти началась еще при Наресуане. Однако ни Наресуану, ни его преемникам Экатотсорату (1605-1620) и Сонгтаму (1620-1628) не удалось сломить могущества феодальной знати.

Между тем к концу 20-х годов XVII в. задача централизации страны стала еще более неотложной, так как к перечисленным выше факторам в это время прибавились еще военное давление и прямая агрессия против Сиама со стороны европейских держав, которые стремились торговую прибыль, получаемую Сиамом от посреднической и иной торговли, перекачать в свои карманы. Интересы обороны страны от европейской агрессии настоятельно требовали создания сильного правительства.

Эта задача была решена основателем новой династии, правившей в Сиаме с 1629 по 1688 г., известным под именем Прасат Тонг ("Король золотого дворца"). В 1629 г. он захватил трон, свергнув малолетнего короля Атита Чакравонга.

Приход Прасат Тонга к власти ознаменовался значительными изменениями в личном составе сиамского правительства и высшего чиновничества. "В королевстве Сиам, - писал очевидец, путешественник ван Флит, - произошла великая перемена. Знатные вельможи лишились свободы и богатств, в то время как рабы стали мандаринами и вошли в число могущественнейших при дворе".

Основной социальной базой Прасат Тонга, как и всякого короля, борющегося за централизацию страны, были мелкие феодалы-чиновники. Значительную поддержку оказывала Прасат Тонгу буддийская церковь, также заинтересованная в установлении сильной централизованной власти (конечно, до тех пор, пока та не посягала на ее права) и в ограничении крупных светских феодалов.

Политику Прасат Тонга на первых порах поддерживало также многочисленное и влиятельное купечество Аюттхаи и других торговых центров, состоявшее по преимуществу из натурализовавшихся в Сиаме индийцев, китайцев, японцев, персов, армян и представителей других национальностей. Народные массы в государственном перевороте, приведшем к власти Прасат Тонга, активного участия не принимали.

Борьба с крупными феодалами составила основу внутренней политики Прасат Тонга на всем протяжении его царствования. Чтобы подорвать их власть, он запретил им жить в их феодальных резиденциях. Губернаторы и другие крупные, феодалы, собранные в Аюттхае, фактически превратились в заложников в руках Прасат Тонга. "Они были полностью лишены их прежней свободы", - писал ван Флит. Этим мандаринам было позволено разговаривать между собой только в приемном зале дворца и при этом так, чтобы их могли слышать все, даже рабы. Нарушив это правило, они ставили под угрозу свое положение и свою жизнь. Все вельможи обязаны были под страхом тяжелого наказания трижды в день являться во дворец на перекличку.

Подобные административные меры соединились у Прасат Тонга с прямым террором против верхушки феодалов. В воспоминаниях голландского путешественника Яна Стрейса сохранилась яркая картина массовых репрессий против крупных феодалов в феврале - апреле 1650 г., когда было казнено более тысячи крупных феодалов и их приверженцев.

Основной чертой внешней политики Прасат Тонга был отказ от разорительных войн, необходимый для успешного развития торговли.

Забота о развитии торговли занимала значительное место в политике Прасат Тонга. В первые же годы своего правления он уменьшил импортные и экспортные пошлины. Были приняты меры, чтобы оградить купцов от феодального грабежа. За вымогательства у купцов на феодалов налагали крупные штрафы и даже лишали должностей.

В интересах развития торговли Прасат Тонг часто обменивался посольствами с различными странами Индии и Индонезии. Эти посольства неизменно сопровождались обширной свитой из купцов, которые, пользуясь дипломатическим иммунитетом, с большим успехом совершали свои торговые сделки. Тесные торговые и дипломатические отношения поддерживались с Китаем.

Необходимость борьбы с европейскими купцами, объединенными в компании, и стремление укрепить экономическую базу королевской власти привели при Прасат Тонге к значительному росту государственных торговых монополий. После его смерти и продолжавшейся более года борьбы за трон престол захватил младший сын Прасат Тонга - Нарай (1657-1688).

Подобно Прасат Тонгу, Нарай покровительствовал развитию внешней торговли и всемерно расширял государственную торговлю внутри и вне страны. В области внешней политики он, однако, в отличие от Прасат Тонга, стремившегося опереться на союз с азиатскими странами, предпочитал использовать борьбу одних европейских стран с другими.

В области внутренней политики Нарай продолжал политику своего отца. В общем итоге деятельности Прасат Тонга и Нарая могущество светских феодалов было серьезно подорвано. Те из них, которые уцелели от казней и опалы, превратились в чиновников короля.

Но истребление крупных светских феодалов поставило Нарая лицом к лицу с другим крупным феодальным владельцем Сиама - буддийской церковью. Взаимоотношения Нарая и буддийского духовенства носили сложный характер. В начале его правления монахи оказывали ему значительную поддержку. Но довольно скоро между ними наступило охлаждение. После ликвидации крупных светских феодалов в стране буддийская церковь оказалась единственной организованной и могущественной силой, противостоящей королевской власти. Наряду с этим огромные богатства и земли монастырей, пользовавшихся налоговым иммунитетом, вызывали соблазн у Нарая, постоянно нуждавшегося в деньгах для борьбы с европейской агрессией.

Главная причина конфликта заключалась в том, что задавленное непрерывно растущими налогами крестьянство стало массами уходить в монастыри, где эксплуатация была относительно слабее. Поэтому при Нарае проводилась весьма энергичная "чистка" монашеского сословия, т. е. попросту возвращение беглых крестьян и ремесленников в их прежнее состояние.

Усиление эксплуатации крестьянства в результате развития товарно-денежных отношений продолжалось на всем протяжении XVII в. Но особенно ускорился этот процесс в правление Нарая. Подавляющее большинство налогов при нем взималось в денежной форме. Был создан целый ряд новых налогов и значительно увеличены размеры старых. Реальные размеры налогов, выколачиваемых из крестьян, однако, были еще больше предписанных правительством, так как аппетиты чиновников-феодалов, ведавших сбором налогов (с которых они получали известный процент), по мере проникновения в страну европейских товаров и вообще предметов роскоши росли с не меньшей быстротой, чем требования королевской казны. Потребности обороны от агрессии европейских держав заставляли правительство отрывать от работы многие тысячи крестьян для строительства военных сооружений.

Непомерная эксплуатация крестьянства неизбежно должна была повлечь за собой обострение классовой борьбы. Раньше всего эта борьба проявлялась в форме массовых побегов крестьян от своих феодальных владельцев как в другие районы страны, так и за границу.

При Нарае побеги приняли настолько массовую форму, что власти уже не могли с ними эффективно бороться. Крестьяне уходили в джунгли, где феодалы не могли х преследовать. Лишенные возможности заниматься своим основным занятием - земледелием, крестьяне зачастую объединялись в вооруженные отряды, подстерегавшие чиновников и купцов на лесных дорогах или совершавшие набеги в долину. Однако основная масса крестьянства в это время (до 1689-1690 гг.) вела стихийную, неорганизованную борьбу с феодалами. Поэтому ее отдельные разрозненные выступления быстро подавлялись централизованной государственной машиной.

Натиск европейских держав на Сиам в XVII в. В начале XVII в. в Сиам стали проникать голландцы. В это время Голландия переживала период своего наивысшего расцвета. Голландский торговый флот по численности равнялся торговому флоту всей остальной Европы.

В 1604 г. в Аюттхаю прибыл первый голландский посол - адмирал ван Варвейк. Сиамский король дал голландцам разрешение торговать в Сиаме наравне со всеми другими иностранцами. Ответное сиамское посольство было направлено в Гаагу 11 сентября 1608 г. Значительный интерес Голландии к Сиаму объясняется тем, что в отличие от португальцев в первые же годы после своего появления в Южных морях голландцы, наряду с вывозом пряностей в Европу, стали заниматься посреднической торговлей между различными странами Востока. А для такой торговли Аюттхая была идеальным местом. Помимо прибылей от посреднической торговли Сиам привлекал голландцев как неисчерпаемая продовольственная база для их крепостей и факторий в Индонезии и Малайе. Проникнув в страну, голландцы начали постепенно опутывать Сиам сетью своих факторий.

В борьбе за господство на сиамском рынке у Голландии почти сразу же появился конкурент в лице английской Ост-Индской компании. В июне 1612 г. в Аюттхаю прибыл первый английский посол, Адам Дентон, с письмом к королю Экатотсорату от короля Якова I. Англичане, как и голландцы, на первых порах встретили в Сиаме самый радушный прием. Им было выдано постоянное разрешение на торговлю в Сиаме и предоставлено крупное каменное здание для факторий. Однако после периода быстрого подъема английская торговля в Сиаме так же быстро пришла в упадок. Относительно слабая в то время английская Ост-Индская компания не выдержала одновременной борьбы с португальскими, японскими и голландскими купцами.

В 1618 г. соперничество между английской и голландской Ост-Индскими компаниями вылилось в открытую войну, в ходе которой в июле 1619 г. в сиамских территориальных водах, в бухте Паттани, голландцы разгромили английскую эскадру. В 1623 г. английская Ост-Индская компания закрыла свои фактории в Сиаме и почти на четыре десятилетия выключилась из борьбы за сиамский рынок.

До конца 20-х годов XVII в. жестокая торговая конкуренция европейских держав не затрагивала непосредственно Сиама. Несмотря на попытки каждой из них втянуть его в конфликт с остальными державами, сиамское правительство неизменно проводило политику строгого нейтралитета и равноправия всех иностранцев, торгующих в стране. Но нейтралитет Сиама не устраивал европейских колонизаторов.

Первыми на путь открытой агрессии против Сиама вступили Испания и Португалия. После ряда дипломатических нот с требованием изгнать голландцев Испания весной 1628 г. начала военные действия против Сиама. Испанские корабли захватывали сиамские торговые суда и жгли их вместе с экипажами. В 1630 г. к испанской агрессии против Сиама присоединилась Португалия.

Сиам был вынужден обратиться за помощью к голландцам. Сначала война шла с переменным успехом, но в 1634-1635 гг. сиамцам удалось одержать ряд побед над испано-португальскими захватчиками. В 1639 г. был подписан официальный мирный договор. К этому времени Голландия фактически стала господствовать в сиамской внешней торговле. Стремление голландцев установить свою монополию на сиамском рынке, естественно, не могло не вызвать противодействие сиамцев. Стремительное расширение областей, охваченных государственной торговой монополией в Сиаме, начавшееся как раз в середине 30-х годов, нельзя расценивать иначе, как реакцию сиамского правительства на тортовую политику голландцев. Вместо отдельных купцов на сиамском рынке Ост-Индской компании теперь все чаще приходилось сталкиваться непосредственно с государством, скупающим товары у производителей. Монопольному покупателю, таким образом, был противопоставлен монопольный продавец.

Подобная активность сиамского правительства привела к тому, что во второй половине 30-х годов отношения между Сиамом и Голландией стали ухудшаться. На протяжении 40-х годов взаимная неприязнь и соперничество между Сиамом и голландской Ост-Индской компанией непрерывно продолжали возрастать. Голландия планомерно вытесняла Сиам с рынков Дальнего Востока и Индонезии.

В период правления Нарая засилье голландской Ост-Индской компании в сиамской внешней торговле еще более возросло. Согласно правилам, установленным голландской компанией, каждый корабль, выходивший из порта, должен был получить на свой рейс письменное разрешение - пропуск от ее представителя. Все суда, не имеющие такого пропуска, при встрече с голландскими кораблями подлежали немедленной конфискации.

С начала 60-х годов торговая экспансия голландской компании начинает наталкиваться на скрытое, но с каждым годом все более упорное противодействие со стороны сиамского правительства. Быстрыми темпами велось строительство сиамского торгового флота. Сиамские корабли в Японии и Китае все чаще стали перехватывать товары, которые голландцы привыкли считать своей монополией. Рост сиамского торгового мореходства стал не на шутку беспокоить голландскую компанию.

В октябре 1663 г. голландцы внезапно, без объявления войны, стали топить все сиамские суда, подходившие к устью Менама. Голландская эскадра была направлена к Тайваню для перехвата королевских джонок, возвращавшихся с грузами из Японии; еще одна эскадра крейсировала в Бенгальском заливе, охотясь за сиамскими судами, направлявшимися в Индию.

Изолированный от союзников, утративших большую часть торгового флота, Сиам вынужден был капитулировать. 22 августа 1664 г. в Аюттхае был подписан мирный договор - первый в истории Сиама неравноправный договор с европейской страной. Голландия закрепила за собой в договоре колоссальные торговые преимущества, а также право экстерриториальности для своих подданных.

В надежде ослабить голландское засилье в Сиаме король Нарай решил обратиться за помощью к другим европейским державам. В 1661 г. по его приглашению английская Ост-Индская компания восстановила свою факторию в Сиаме. В обмен на данные англичанам льготы король Нарай просил прислать ему из Англии инженеров, артиллеристов, литейщиков и других специалистов для содействия в организации обороны Сиама. Компания, однако, не спешила выполнить просьбу Нарая, а тянула время, рассчитывая вырвать от сиамского правительства новые льготы и денежные займы.

Активное вмешательство Англии в сиамскую политику началось с осени 1678 г., когда в Сиам прибыл представитель Компании Ричард Барнеби. Чтобы укрепить кадры английской фактории, он привлек на службу европейских авантюристов, имевших большой опыт в сиамских делах, в том числе моряка-переводчика греческого происхождения Констанция Фалькона.

План Барнеби заключался в постепенном проникновении агентов Компании в сиамский государственный аппарат с целью захватить его изнутри и диктовать затем политику, угодную Англии. Наибольших успехов в исполнении этого плана удалось достигнуть Констанцию Фалькону. Поступив в 1679 г. в ведомство пракланга скромным переводчиком, он быстро поднялся по служебной лестнице и сумел завоевать доверие короля Нарая. К 1683 г. Фалькон фактически занимал пост первого министра и из нищего авантюриста превратился в богатейшего человека в Сиаме. При этом он продолжал служить английским интересам.

Фалькону удалось добиться назначения англичанина Самюэля Уайта комендантом порта Мергуи. Это внешне скромное звание на деле давало его носителю огромную власть, так как коменданту Мергуи была поручена оборона всего западного побережья Сиама. На должность губернатора Мергуи Фалькон сумел продвинуть своего бывшего шефа Ричарда Барнеби. Деятельность Барнеби, Самюэля Уайта, Иветта и других англичан на сиамской службе принесла мало пользы Сиаму и немалые выгоды Ост-Индской компании. Постепенно вытесняя из местного аппарата сиамцев и индийцев, Уайту удалось почти целиком заполнить его своими людьми.

Поведение англичан в Сиаме стало носить вызывающий характер. В 1685 Г. В Сиам было направлено новое английское посольство с заданием получить какой-нибудь остров у сиамского побережья с правом построить на нем крепость. Король Нарай не пошел на такую уступку. Тогда Англия решила прибегнуть к прямой агрессии против Сиама.

Осенью 1686 г. на Восток прибыла эскадра адмирала Николсона. На всех наиболее оживленных морских путях от Красного моря до Тихого океана без объявления войны началась охота на сиамские торговые корабли. Между тем Самюэль Уайт продолжал свою предательскую деятельность, готовясь к сдаче Мергуи Ост-Индской компании. В мае 1687 г. ему удалось вывести из города сиамские войска. Когда в конце июня в Мергуи прибыли два английских военных судна под командой капитана Вельтдена с ультиматумом, в городе оставалась только одна реальная вооруженная сила - местная английская колония. Чтобы внушить "почтение" к новой власти, Вельтден и Уайт установили в Мергуи режим террора. Многие горожане были убиты.

Но террор не принес англичанам желаемого результата. Напротив, он ускорил взрыв народного негодования. В ночь на 15 июля 1687 г. в Мергуи началось народное восстание. Англичане были захвачены врасплох. Потеряв почти всех солдат, Уайт и Вельтден еле добрались до своих кораблей.

После такого сокрушительного поражения англичане уже больше не решались открыто нападать на сиамское побережье, хотя и продолжали охотиться за сиамскими торговыми судами. Существенную роль здесь также сыграло прибытие в Сиам осенью 1687 г. французского посольства и размещение в Бангкоке и Мергуи французских гарнизонов. Ост-Индская компания заняла выжидательную позицию.

Французские купцы и миссионеры появились в Сиаме позже других европейцев, но французская агрессия против Сиама в XVII в. была наиболее серьезной угрозой для независимости страны в этом столетии полном войн и конфликтов.

Первыми разведчиками, проложившими дорогу в Сиам для французских купцов (а затем для французских войск), были католические миссионеры. Во главе их стояли епископы Ламбер де Ла Мотт и Паллю, руководители французской Иностранной миссии, основанной в 1659 г. В начале своей деятельности в Сиаме епископы установили тесный контакт с сиамскими властями. Они твердили сиамскому королю о могуществе и бескорыстии Франции и намекали на возможность помощи с ее стороны против других европейских держав. Король Нарай, в свою очередь, оказывал миссионерам самую широкую поддержку. Религиозная пропаганда миссии не встречала никаких препятствий со стороны местных властей.

В 1680 г. благодаря посредничеству миссионеров в Аюттхае была открыта фактория французской Ост-Индской компании. Ее директору Буро-Деланду удалось привлечь на французскую сторону фаворита короля Нарая греческого авантюриста Констанция Фалькона. Фалькон изменил своим старым хозяевам - англичанам ради новых, посуливших ему большие выгоды.

Осенью 1685 г. в Сиам прибыло французское посольство во главе с Шевалье де Шомоном. В состав экспедиции входило шесть специально отобранных иезуитов. Помимо пропаганды христианства им было поручено составлять для военных целей карты, изучать морские течения и господствующие ветры.

Во время переговоров борьба в основном разгорелась вокруг предъявленного Нараю требования перейти в христианство (и, следовательно, христианизировать свою страну). Де Шомон очень выгодно использовал это заведомо невыполнимое требование, выдвигая его в качестве контрусловия каждый раз, когда сиамцы что-нибудь просили у него. А поскольку главным требованием, выдвигавшимся сиамским правительством, было заключение оборонительного союза против Голландии, оба этих вопроса оказались неразрывно связанными на всем протяжении переговоров и так и остались неразрешенными.

Несмотря на это, Нарай готов был идти на любые односторонние уступки в надежде добиться хотя бы в будущем поддержки Франции. Он предоставил важные привилегии, французской Ост-Индской компании и особые права христианам или тем, кто будет крещен в будущем на его территории.

Параллельно с официальными происходили тайные переговоры Фалькона с иезуитом Ташаром, приближенным исповедника французского короля. Фалькон и Ташар совместно разработали конкретный план полного подчинения Сиамка французскому королю и католической церкви. Он сводился в основном к двум пунктам: подрыву сиамского государственного аппарата изнутри путем размещения французов на всех важнейших постах и давлению на Сиам извне путем создания на его территории французских городов-колоний с мощными гарнизонами. Формально во главе государства по-прежнему должен был стоять сиамский король, но он превращался в марионетку в руках французского наместника.

Получив эту информацию, правительство Людовика XIV начало спешно готовить новое, на этот раз хорошо вооруженное посольство, доводы которого должна была подкреплять эскадра из 6 военных судов и 12 рот пехоты под командой генерала Дефаржа. 27 сентября 1687 г. французская эскадра стала на якорь у отмели, преграждающей вход в устье Менама. Вся артиллерия эскадры была приведена в боевую готовность. Единственным человеком, высадившимся на берег, был Ташар. Он вез ультиматум с требованием передать французским войскам важнейшие крепости Сиама - Бангкок и Мергуи.

На срочно созванном заседании королевского совета мнения разделились. Командир слоновой гвардии Пет Рача убеждал короля и совет не соглашаться с доводами Фалькона. Он напомнил все случаи, когда восточные монархи, дружелюбно приняв у себя португальцев или голландцев, теряли свои государства. Однако большинство членов совета высказалось за то, чтобы принять французский ультиматум.

16 октября ультиматум был принят. Укрепившись в Бангкоке и Мергуи, французы стали вести себя не как "защитники" Сиама, а как завоеватели. Их агент в столице, Фалькон, тем временем подготавливал полную аннексию Сиама Францией. Но эти планы были сорваны сопротивлением сиамского народа.

Сложность политического положения в Сиаме в последние годы правления Нарая заключалась в том, что антифеодальное движение крестьянства существовало параллельно, а зачастую и переплеталось с борьбой против иностранного засилья, в которую были вовлечены не только крестьяне и горожане (купцы и ремесленники), но и значительная часть правящего класса (прежде всего духовенство и крупные чиновники, боявшиеся утратить свои посты и доходы). Поэтому, когда угроза подчинения Сиама Франции стала вполне реальной, это патриотическое движение захватило почти весь народ.

18 мая 1688 г. в стране вспыхнуло восстание под предводительством Пет Рачи. Король Нарай был взят под стражу и объявлен "больным" (вскоре он умер, и королем стал Пет Рача). Фалькон был арестован и казнен. Французские гарнизоны в Бангкоке и Мергуи осаждены. После нескольких месяцев вооруженной борьбы им пришлось оставить Сиам.

Французское правительство некоторое время еще продолжало предпринимать попытки закрепиться в Сиаме, но разразившаяся в Европе война за испанское наследство и полный крах французской Ост-Индской компании принудили правительство Франции оставить Сиам в покое на целых полтора столетия.

Сиам в 1689-1767 гг. После тяжелой борьбы последовательно с Испанией, Португалией, Голландией, Англией и Францией Сиам, изгнав к 1688 г. со своей территории английские и французские войска, сохранил свою независимость, но в то же время был вынужден отказаться от активной торговой роли посредника между странами Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии и Индии. Торговля и ремесло пришли в упадок. В XVIII в. в ряде случаев наблюдался возврат от денежной к натуральной ренте.

Доходы государства, поступавшие от торговых монополий, исчезли, а новые источники доходов изыскать было крайне трудно. Крестьянство, разоренное до последней степени уже во второй половине правления Нарая, ответило на политику нового нажима со стороны правительства Пет Рачи мощными восстаниями (1690, 1699гг.), которые удалось подавить лишь с великим трудом.

Параллельно с крестьянскими восстаниями в правление Пет Рачи начались сепаратистские феодальные мятежи (1691 г. - в Корате, 1691-1692 гг. - в Лигоре), подавление которых также потребовало большого напряжения сил. В 1703 г. страну к тому же поразили жесточайшая засуха и голод. Правительству пришлось приспосабливаться к создавшейся обстановке.

Король Тайсра (1709-1733) в 1717-1724 гг. издал целую серию указов по крестьянскому вопросу, которые в какой-то степени облегчали положение крестьян и должны были по идее тормозить процесс их дальнейшего закрепощения.

Эти указы помимо частичного облегчения положения крестьянства, свидетельствуют еще и о том, что правительство было крайне озабочено постоянной утечкой рабочей силы в лице незакрепощенных государственных крестьян. Крупные феодалы уже в первые десятилетия XVIII в. полностью восстановили свои позиции, утраченные при династии Прасат Тонгов, и обещаниями лучшей жизни, угрозами или долгами с каждым годом все больше и больше превращали их в своих крепостных.

Период правления Боромокота (1733-1758) в западной историографии принято называть "золотым веком" Сиама. Если он и был для ко^о "золотым", то только для наиболее крупных феодалов. Королевская власть так ослабела, что не могла вести сколько-нибудь активную внешнюю политику, однако по-прежнему претендовала на роскошь времен великодержавных монархов XVII в., безжалостно грабя оставшихся под ее властью крестьян.

Положение мелких феодалов тоже не было особенно завидным. В условиях многоженства сиамская знать всегда производила больше потомства, чем было необходимо для заполнения вакантных мест в государственном аппарате. (Как известно, даже пятый потомок короля мог стать податным крестьянином.) Поэтому часть потомков правящего класса постоянно опускалась в низы. Но в то же время существовала большая социальная мобильность и в обратном направлении. Сын низшего чиновника или даже крестьянина мог достигнуть высоких постов в феодальной иерархии. Но этому был положен конец указом Боромокота, изданным в 1740 г.: отныне чиновниками могли становиться только потомки первых министров по мужской или женской линии.

Итак, в середине XVIII в. сиамское феодальное государство поразил глубокий кризис и достаточно было не очень сильного внешнего толчка, чтобы все рухнуло.

К концу 50-х годов XVIII в. над Сиамом нависла новая грозная опасность - воинственная Бирма, незадолго до этого объединенная выдающимся завоевателем Ала-унгпайей. Слабый феодальный аппарат Сиама уже не был в состоянии организовать эффективную оборону.

В 1759 г., использовав в качестве предлога бегство монских повстанцев в Тенассерим, Алаунгпайя начал войну против Сиама. После удачного обходного маневра он подошел к стенам Аюттхаи. Город не способен был выдержать долгую осаду. На этот раз Аюттхаю спас случай. В мае 1760 г. во время бомбардировки сиамской столицы одна из пушек разорвалась, причем был смертельно ранен Алаунгпайя. Бирманцы отступили. Но летом 1765 г. войска бирманского короля Схинбьюшина со сравнительно небольшими силами вновь вторглись в Сиам с севера и с запада и почти не встретили сопротивления. Население при приближении бирманцев бежало в леса. К концу 1765 г. бирманцы оккупировали весь Юго-Западный и Северный Сиам (кроме Пхитсанулока, который пал позднее). В декабре они захватили Бангкок, отрезав путь к столице с моря. В феврале 1766 г. Аюттхая была окружена. Войска короля Экатата всюду терпели поражение. В ночь на 8 апреля 1767 г. город, несмотря на отчаянное сопротивление его защитников, был взят штурмом и сожжен дотла. Все население было угнано в плен в Бирму. Король Экатат пропал без вести во время уличной резни.

Катастрофа, казалось, была полной. При пожаре Аюттхаи погибли обширные архивы центрального бюрократического аппарата (регистрационные и податные списки, договоры, жалованные грамоты и даже свод законов). Бюрократический аппарат также фактически перестал существовать. Значительная часть феодальной верхушки (особенно центральной) была угнана в Бирму. Из тех феодалов, которые остались на местах (в ранге губернатора и ниже), большинство перешло на бирманскую службу.

Но, разрушив старый государственный аппарат, веками охватывавший крестьян и ремесленников своими всепроникающими щупальцами, король Схинбьюшин не был в состоянии быстро создать на его месте столь же эффективную новую административную систему. Выжимание не только избыточного, но и необходимого продукта из народных масс Сиама велось примитивным методом неограниченного военного грабежа.

Это обстоятельство, так же как и то, что загнивание сиамского феодализма в последние десятилетия перед войной уже подготовило народный взрыв, неизбежно должно было породить мощную крестьянскую войну, в которой национально-освободительные цели смыкались с антифеодальными.

Сиам в 1768-1850 гг. Руководство борьбой за восстановление целостности и независимости сиамского государства, распавшегося на пять самостоятельных частей, взяли на себя средние слои служилого чиновничества, связанные с торговым - по преимуществу китайским - капиталом. Эти слои сумели повести за собой китайские землячества, а также массы сиамского земледельческого и ремесленного люда, страдавшего от натурализации хозяйства после "закрытия" страны для внешней торговли.

Районом, куда стали стекаться активные, способные к продолжению борьбы элементы общества, была расположенная на крайнем юго-востоке Сиама провинция Чантхабун. Сюда с небольшим отрядом пришел, вырвавшись из окружения, генерал Пья Таксин. Здесь его отряд быстро превратился в десятитысячную армию.

Борьба с оккупировавшими Сиам войсками бирманских феодалов была облегчена вторжением на территорию Бирмы китайских войск, подошедших к столице государства Аве. В начале 1768 г. армия Пья Таксина освободила от бирманских гарнизонов всю центральную часть Сиама.

Годы правления Пья Таксина (1768-1782) известны в сиамской истории как период короля Тхонбури, по имени его столицы. Быстро формировавшийся вокруг Пья Таксина господствующий класс вбирал в себя помимо традиционных служилых слоев группы, связанные с торговыми, а отчасти и предпринимательскими интересами, что отвечало целям социально-экономического развития страны.

Война с Бирмой вызвала разрушения не только в правящем классе, но и в классе непосредственных производителей. Правящий класс поспешил прежде всего навести порядок в эксплуатации земледельческого населения: в 1773 г. была проведена очередная перепись всего населения от 18 до 55 лет, впервые была введена татуировка на руке с отметкой о принадлежности земледельца к тому или иному государственному крому.

Восстановление государства было невозможно без восстановления государственной казны. Для пополнения последней были изъяты из буддийских ватов и пагод золото и сокровища.

В 1768 г. войска Пья Таксина завоевали богатые рисом районы Камбоджи - Баттамбанг и Сиемреап. Одновременно велись военные действия за возвращение подвластных Сиаму территорий.

В 1781 г. сиамские войска под командованием Прайя Чакри были направлены в Камбоджу, где вспыхнуло восстание против сиамских феодалов. Однако эта военная кампания была прервана ходом событий в самом Сиаме. Политика Пья Таксина стала вызывать все растущее недовольство населения. Оно страдало от вводимых фискальных мер, особенно были непопулярны откупа. Недовольство подогревало буддийское духовенство, настроенное против нового правителя за его действия по секуляризации богатств общины. Центром, где сосредоточились недовольные, была Аюттхая - старая столица, заброшенная Пья Таксином. Восставшие взяли Тхонбури. Но победой сумело воспользоваться выросшее при Таксине крупное чиновничество, в руках которого была армия. Прайя Чакри с войском в апреле 1782 г. взял Тхонбури и был коронован своими сторонниками как глава государства. Так начался в истории Таиланда период, который официальная таиландская историография именует периодом династии Чакри. Какого-либо коренного перелома в политике после низложения Пья Таксина и его казни новым королем Рамой I (1782-1809) не произошло. Продолжали развиваться старые политические тенденции, заложенные еще при Пья Таксине. Даже столица осталась на том же месте, лишь королевский дворец переместился на левый берег Менама в Бангкок.

В 1785 г. вновь начались военные походы Бирмы против Сиама, закончившиеся в 1802 г. На этот раз военные действия захватили северные - лаосские, западные и южные - малайские районы Сиама. В 1785-1787 гг. местом ожесточенной борьбы были северные области - Чиангмай, Чиангсен, Чианграй, Лампанг, а Накхонсит-хаммарат - на юге. В 1787 г., а затем в 1791 -1793 гг. развернулась ожесточенная борьба за Тенассерим. Несмотря на крупные военные успехи сиамской стороны, эта область осталась у Бирмы. Северные мыанги Сиаму удалось отстоять: в 1796 г. лежавший в руинах Чиангмай был заселен выходцами из Лампанга. В военной кампании 1797-1802 гг. за северные мыанги отличился чао Вьентьяна Ану. Войска Сиама и его вассалов продвинулись далеко на север и захватили Чиангсен. В северных мыангах, включенных в состав Сиама, были сохранены местные династии чао мыангов, подчинявшихся в административном отношении чао Чиангмая.

Областью активной внешней политики Сиама в первой половине XIX в. продолжали оставаться районы к востоку от территории собственно Сиама. В 1827 г., после неудачной попытки чао Вьентьяна Ану (1805-1828) восстановить независимость, это лаосское княжество было окончательно подчинено Сиаму. Город был разрушен, население выведено в Сиам. Центром, через который правительство Бангкока управляло восточными мыангами, был Накхонратчасима. В 1834 г. в северо-восточные владения Сиама были включены мыанги тай на плато Траннинь, Хуафанс (к северо-востоку от р. Меконг) и Сипсонгчутай (княжества черных тай на Черной реке). В этот период упрочилась вассальная зависимость от Сиама Луангпхабанга.

После поражения бирманских армий в 1785 г. в Накхоиситхаммарате была восстановлена власть Сиама; затем подчинилась Сонгкхла, за ней Паттани. Часть населения из этих княжеств была переселена в район около Бангкока. После подчинения Паттани к концу XVIII в. власть Сиама вновь признали султаны Кедаха (последний в 1826 г. бежал на о-в Пинанг), Келантана и Тренгану. Управление этими районами строилось по тому же принципу, как в северных и восточных: часть провинций и вассальных княжеств была подчинена непосредственно Накхонситхаммарату, часть - Сонгкхла.

В 1824 г. началась первая англо-бирманская война. Англичане попытались найти союзников среди тех государств, которые недавно были жертвами бирманских вторжений. В 1825 г. послом индийского правительства в Бангкок был направлен Барни, подготовивший в 1826 г. заключение договора. Последний касался взаимоотношений Сиама и Англии с рядом малайских султанатов. В том же году английские владения на юге Малаккского полуострова были объединены в четвертое президентство Индии - Стрейтс Сеттлментс. Нажим на Сиам со стороны Англии усилился. Сиам вынужден был отказаться от притязаний на Селангор, а в 1842 г. согласиться на возвращение в Кедах султана.

На востоке Сиам в период восстания тэйшонов (1773-1783), когда правящий класс Вьетнама искал у него помощи, сумел утвердить свои права на западные провинции Камбоджи - Сиемреап и Баттамбанг, а трон Камбоджи в 1788 г. занял его ставленник - король Анг Ем. В 1795 г. Сиемреап и Баттамбанг были полностью аннексированы Сиамом. Но с образованием империи Вьетнам обстановка на востоке Индокитая изменилась: на господство в Камбодже стал претендовать и правящий класс феодального Вьетнама. В результате соперничества двух сильных государств Камбоджа в первой половике XIX в. была совершенно разорена их войсками, а в 1847 г. признала себя вассалом как Сиама, так и Вьетнама.

К середине XIX в. Сиам с зависимыми от него государствами включал огромную территорию, захватившую бассейн р. Менам, север Малаккского полуострова, лаосские мыанги на севере, северо-востоке и востоке. Успехов в создании обширного государства правящий класс Сиама смог добиться благодаря тому, что сам сумел сплотиться и усилить свои политические позиции, что дало в его руки огромные массы национального продукта для потребления, а также для реализации на внешнем рынке.

В период восстановления независимости Сиамского государства большая часть национального земледельческого продукта шла на содержание военно-бюрократического слоя и духовенства. Быстро развивавшийся внешний рынок, рост рыночного спроса, совместная эксплуатация крестьянского хозяйства способствовали сближению интересов государства и торгово-ростовщического капитала. Вместе с тем на общественное развитие стал оказывать влияние характер потребления возросшей части национального продукта, остававшейся в крестьянском хозяйстве. Последняя служила базой для развития различных видов промышленности (сельской и городской), рассчитанной на массового потребителя. И действительно, в первой половике XIX в. наблюдается заметное развитие таких видов производства, как гончарное, железоделательное, которые полностью отделились от земледелия. Эти процессы сказались на росте и развитии городов - прежде всего столицы страны, Бангкока, население которого быстро возрастало за счет въезжавших в страну китайцев.

Государство стало стремиться к предпринимательству. Мобилизациям населения на государственные работы предпочиталось применение наемного труда китайских рабочих. В сиамской экономике заметно формировался мелкотоварный уклад, в который государство практически не вмешивалось. Город из военнополитической ставки правителя стал превращаться в центр свободного ремесленного труда и свободной рабочей силы. В городе началось накопление капиталов. Он становится центром сосредоточения трудовых элементов, что сказывалось в появлении движения городской бедноты. 30-40 годы отмечены первыми выступлениями бедноты, по преимуществу китайцев (1824 г. - восстание в Чантхабури, 1830 г. - выступление городской бедноты в городах малайских султанатов, 1842 и 1847 гг. - восстания в сахаропроизводящем районе Накончези).

Традиционную систему социально-экономических отношений в Сиаме трансформировало также непосредственное политическое вторжение капиталистических держав Запада. Первой на границах Сиама в XIX в. появилась Англия. Начав наступление на малайские султанаты и Бирму, она в то же время не упускала случая, чтобы "открыть" Сиам для торговли. Заключенный в 1826 г. Барни договор разрешал английским купцам вести в стране торговлю, но ограничил ее тяжелыми поборами в пользу королевской казны. В 1833 г. в Сиам прибыла американская миссия Робертса, также заключившая торговый договор с Сиамом. Правительства Рамы II (1809-1825) и Рамы III (1825-1851) сумели временно защитить торговые интересы своего класса от экспансии капиталистических держав. Но правящие слои Сиама ясно видели, что старая эпоха безвозвратно уходит в прошлое: Сиаму стали нужны не короли-полководцы, а короли-дипломаты и политические деятели. В 1851 г. королем Сиама стал Рама IV Монгкут (1851-1868), выдающийся государственный деятель, просветитель и реформатор.

Превращение Сиама в полуколонию. Сиамская экономика в середине XIX в., несмотря на заметно продвинувшееся развитие товарно-денежных отношений, продолжала в основном оставаться натуральной, общественное производство характеризовалось чрезвычайно примитивной технической оснащенностью и низкой производительностью труда. В деревне сохранялись общинные традиции трудовой взаимопомощи, коллективный труд продолжал играть большую роль.

В Сиаме первой половины XIX в. слой населения, связанный с товарным производством, был малочислен и состоял по преимуществу из переселившихся в страну китайцев. Ту социальную силу, которая в середине XIX в. выступает защитником новых взглядов, отражавших необходимость обновления, зарождающейся идеологии просветительства, реформаторства и национализма, представляли образованные выходцы из абсолютистско-бюрократических правящих слоев, создавшие религиозную секту тхаммаютика. Их идеологом был Монгкут. Но ни создание обширного государства, ни начатые Монгкутом реформы (включая отмену государственных монополий) не смогли спасти Сиам, на который, как и на другие страны Юго-Восточной Азии, снова направил свое внимание английский капитал. В 1855 г. губернатор Гонконга Боуринг, прибывший в Бангкок на вооруженном корвете "Рэттлер" и угрожая применением силы, вынудил сиамское правительство подписать неравноправный договор с Англией. Договор предоставлял английским подданным право экстерриториальности и открывал сиамский рынок для ввоза английских товаров без ограничений. В 1856 г. аналогичный договор был подписан Сиамом с США и Францией, в 1858 г.- с Данией и Генуей, в 1859 г. - с Португалией, в 1860 г. - с Голландией, в 1862 г. - с Пруссией. В 1864 г., а затем в 1865 г. сиамское правительство предложило правительству России заключить с ним торговый договор. Но русское правительство уклонилось от обсуждения этого вопроса.

Одновременно развертывалась все шире вооруженная колониальная экспансия капиталистических держав: если к западу от границ Сиама хозяйничала Англия, то к востоку с конца 50-х годов начала военное вторжение в страны Индокитая Франция. В 1867 г. по договору с ней Сиам вынужден был отказаться от своих прав на Камбоджу, признав над последней французский протекторат. Но провинции Баттамбанг и Сиемреап по договору остались у Сиама.

В результате заключения неравноправных договоров Сиам оказался включенным в систему мирового капиталистического разделения труда как поставщик риса, мяса, леса, перца. Основную массу экспортной продукции Сиама с 60-х годов XIX в. составлял рис. С начала 80-х годов земледелие становится монокультурным. Рис на экспорт поставляли шесть провинций Нижнего Сиама. Включение этого района в систему мирового капиталистического хозяйства со специализацией на производстве риса не привело к замене одной производственной единицы в сельском хозяйстве другой: в деревне сохранилось мелкое крестьянское хозяйство на 20 раях земли. Но это было уже хозяйство мелких товаропроизводителей, связанных с рынком. В новых исторических условиях торгово-ростовщический капитал не только стал способствовать капиталистической эволюции сиамской деревни, но и стимулировать довольно существенное накопление промышленного капитала. В столице появились первые предприятия фабрично-заводской промышленности - рисорушки, лесопилки, принадлежавшие не только иностранному, но и местному торгово-ростовщическому капиталу.

Основная часть внешнеторгового оборота Сиама в 80-90-е годы приходилась на страны Британской империи. К концу XIX в. ее стали теснить Япония и Германия. В 80-е годы установились торговые отношения Сиама с Россией.

Расширение товарооборота повлекло расширение денежных операций, усиленный импорт в страну серебра, бывшего основой денежного обращения Сиама, расширение выпуска банкнот. Эти операции проводили открывшиеся в Бангкоке отделения английских колониальных банков "Гонконг - Шанхай бэнк", "Чертерд бэнк оф Индиа, Острэлиа энд Чайна" и др.

В 90-х годах XIX в. на севере Сиама крупнейшие английские компании "Бомбей - Бирма трейдинг корпорейшн", "Фукар энд компани" приступили к разработкам тика. В 90-х годах число их увеличилось.

Процесс перестройки экономики Сиама на основе мирового разделения труда отрицательно подействовал на местную ремесленную и мануфактурную промышленность. Подавляющая часть отраслей их оказалась разрушенной. Прекратили деятельность государственные мануфактуры по производству оружия, строительству судов, была уничтожена сахарная мануфактурная промышленность. Упадок переживала оловодобывающая промышленность, сократилось производство олова. В 90-х годах сохранялись лишь рыбный и соляной промыслы, в ряде районов - производство бумаги из бамбука и гончарных изделий. Произошел отлив рабочих рук из города в деревню.

Рынок рабочей силы в Сиаме конца XIX в. складывался за счет иммиграции крестьян и ремесленников из Китая.

Политика реформ. Поскольку уровень доходов правящего класса Сиама после вынужденного включения страны в систему мирового разделения труда стал определяться производительностью сельского хозяйства, величиной земельной ренты, то он вынужден был проводить политику реформ, чтобы облегчить эволюцию земледелия по пути буржуазного развития. В числе таких мер было юридическое оформление и закрепление частновладельческих прав на землю при снижении ставок поземельного налога.

С 1874 г., в годы правления короля Чулалонгкорна (1868-1910), началась серия законопостановлений, которая закончилась в 1905 г. Постепенно были официально отменены личная зависимость крестьян от принцев и чиновников, уже фактически отмершая государственная барщина и учет населения для государственных работ. Указом 1874 г. была запрещена продажа главою семьи ее членов в долговую кабалу и рабство.

Административные реформы 80-90-х годов заменили средневековые кромы министерствами, созданными по западному образцу. В 1887 г. были образованы первые министерства - обороны, военных дел, военно-морского флота. Важной была реформа местного управления, начавшаяся в 1873 г. посылкой на места государственных комиссаров: первый комиссар был направлен в Чианг-май. К 1893 г. во все лаосские и малайские княжества и султанаты были назначены комиссары правительства, после чего оно приступило к преобразованию вассальных княжеств в административно-территориальные единицы - монтоиы. Их было 18 для всей страны. Бывшие чао мыангов и султаны, "кормившиеся" в своих владениях, стали наместниками монтонов и наряду с другими провинциальными и окружными чиновниками были включены в систему провинциальной администрации. От правительства они стали получать плату. Система провинциального управления была подчинена созданному в 1893 г. министерству внутренних дел.

Административная реформа сопровождалась реформой финансов: в 1892 г. королевский бюджет был отделен от государственного, система сдачи сбора налогов на откуп стала заменяться сбором налогов чиновниками. Была упорядочена денежная система в пределах всей страны: ходившая на севере рупия стала вытесняться местным тикалем.

Рост товарности земледелия был поддержан такими мероприятиями правительства, как улучшение средств транспорта и связи: в 1889 г. было начато строительство железных дорог, в том числе в 1892 г. сооружение железной дороги от Бангкока к Корату. Началась подготовка к строительству дороги к Чиангмаю (завершено в 1900 г.). В 1889 г. была создана компания по ирригации заболоченных земель к северо-востоку от столицы (район Рангсита).

Доходы правительства и всего правящего класса Сиама в связи с ростом экспорта риса (в среднем вывозилось 500 тыс. т) и других продуктов в 90-е годы заметно возросли, увеличились накопления в денежной форме. В Бангкоке стали создаваться акционерные компании, например компания по строительству трамвая в Бангкоке, электростанций и др.

Последнюю четверть XIX в. в истории Сиама справедливо называют "периодом просвещения". В 70-х годах начали функционировать светские школы при дворе, в них обучались только дети аристократов. Но с 80-х годов количество школ в столице расширилось, в них уже появились сыновья богатых торговцев. В 80-90-х годах открылись медицинская школа, педагогическое, юридическое, почтово-телеграфное, торговое и другие училища. Было создано министерство образования; первым министром был брат короля принц Дамронг (1862-1943). Получила распространение практика направления юношей на учебу за границу.

В столице стали выходить периодические издания на сиамском, пали, английском языках. Образованный слой стал включать не только представителей аристократии, но и часть городского населения. В Сиаме стала складываться национальная интеллигенция, связанная своим происхождением не столько с городской буржуазией, сколько со слоем развивавшегося зажиточного крестьянства. Открывшиеся возможности получения европейского образования были одним из сильнейших факторов буржуазного влияния как на интеллигенцию, так и на проходившую первые этапы своего становления бюрократию, связанную не с феодальным строем, а с зажиточной крестьянской верхушкой.

Завершение борьбы за территориальный раздел мира - борьба за Сиам. В 90-е годы XIX в. Сиам также становится объектом борьбы за территориальный раздел мира между сильнейшими капиталистическими державами, Англией и Францией, с которой в 1891 г. заключила союз Россия. Последняя стремилась использовать этот союз для борьбы с Англией на Дальнем Востоке; Франция пыталась извлечь из него выгоды и в Юго-Восточной Азии. Россия же не имела непосредственных политических или экономических интересов в Юго-Восточной Азии вообще и в Сиаме в частности. Однако, готовясь к борьбе с Англией, Россия начала укреплять вооруженные силы на Дальнем Востоке. Была создана Тихоокеанская эскадра. В 1882 г. ее корабли под командованием контрадмирала Асланбегова были направлены к берегам Малакки. Асланбегов посетил Бангкок. Сиамское правительство через Асланбегова вновь предложило России заключить торговый договор, но и "а этот раз предложение осталось без ответа.

А между тем Франция развивала большую дипломатическую активность к востоку от границ Сиама: в 1886 г. сиамское правительство вынуждено было согласиться на учреждение консульства в Луангпрабанге, которое превратилось в штаб французской колониальной администрации, подготовлявшей дальнейшие территориальные захваты. С начала 90-х годов французская пресса стала готовить общественное мнение страны к войне с Сиамом. В 1891 г. генерал-губернатором Индокитая стал Ланессан - сторонник активной колониальной политики Франции.

Положение Сиама стало критическим. Зажатое с двух сторон владениями мощных держав, Сиамское государство вновь обратилось за поддержкой к России. Со второй половины 80-х годов расширились его торговые связи с Россией: на сиамском рынке появился русский керосин. В 1890-1891 гг. ряд стран Востока посетил наследник русского престола великий князь Николай. Побывал он и в Бангкоке. А летом 1891 г. Петербург посетил принц Дамронг. Сиамское правительство настойчиво искало путей к сближению с Россией, рассчитывая на ее дипломатическое содействие в назревавшем конфликте с Францией.

Английское правительство, внимательно следившее за действиями Франции в Индокитае, заняло в отношении Сиама очень сдержанную позицию, склоняясь к плану превращения последнего в буфер между своими и французскими владениями.

С весны 1893 г. Франция перешла к активным действиям в Сиаме, а 13 июля французские канонерки вошли в устье Менама и, миновав форт Пакнам, поднялись к Бангкоку. 19 июля Сиаму был предъявлен ультиматум, содержавший территориальные требования, которые сиамское правительство не согласилось удовлетворить, ибо это означало бы дать согласие на оккупацию Францией Луангпрабанга. 29 июля 1893 г. французский флот получил приказ начать блокаду побережья Сиама, а французские войска - занять порт Чантхабун. 30 июля Франция предъявила новые требования Сиаму. Видя, что дальнейшее сопротивление бесполезно, правительство Сиама приняло французский ультиматум. Договор между двумя странами был подписан 3 октября 1893 г. Франция присоединила к своим колониальным владениям территории Вьентьяна и Луангпрабанга, за исключением района но правому берегу р. Меконг. Вдоль правого берега последнего становилась нейтральной полоса шириной 25 км, что делало реку целиком французским владением. Но Сиаму удалось сохранить свою основную территорию и политическую независимость. Это объяснялось не только политикой сиамской дипломатии, но и сложившейся международной обстановкой. Интересам Англии и Франции отвечало создание буфера между их колониальными владениями. В конце 1893 г. Англия и Франция достигли еще одного соглашения об образовании в верховьях Меконга 80-километровой буферной зоны и демилитаризации ее.

В первой половине 90-х годов борьба за оставшиеся неподеленными части территории Индокитая поставила Англию и Францию почти на грань войны (инцидент в Мыонгсинге в декабре 1894 - январе 1895 г.). Но с середины 90-х годов Англия начала искать сближения с Францией в колониальных вопросах, что привело к заключению 15 января 1896 г. в Лондоне англо-французской конвенции, по которой, в частности, Сиам был поделен ими на сферы влияния.

Сиам - объект империалистической эксплуатации. В 1905 г. Сиам получил первый заем от империалистических держав в сумме 1 млн. ф. ст., размещенный в Лондоне и Париже. Второй заем в сумме 3 млн. ф. ст. - от Англии, Франции и Германии. Третий заем на сумму 4630 тыс. ф. ст. был размещен в Лондоне. Все три займа были предназначены на строительство железных дорог. Железнодорожная сеть Сиама к началу первой мировой войны составила 2 тыс. км. Северный, северо-восточный и южный (Малаккский полуостров) районы Сиама были открыты для капиталистической эксплуатации.

В начале 900-х годов первые вложения были сделаны иностранным капиталом в горнодобывающую промышленность. Особенно охотно иностранный капитал, по преимуществу английский и австралийский, направлялся в отрасли добычи олова. Возросли иностранные капиталовложения в лесную промышленность (лесоразработки и лесопильные предприятия), обрабатывающую промышленность и торговлю. Внешняя торговля стала возрастать после финансовой реформы 1902-1908 гг., отменившей серебряный стандарт местной денежной единицы - тикаля и введшей твердый золотой курс. Тикаль был прикован к английскому фунту стерлингов.

Господствующие позиции во внешней торговле Сиама заняли страны Британской империи: они поглощали до 85% сиамского экспорта (рис, тик, олово, мясо). Из стран Британской империи шло до 80% сиамского импорта (хлопчатобумажные ткани, пряжа, железные и стальные изделия, машины). С начала XX в. сильным конкурентом английского капитала на сиамском рынке стала Германия, потеснившая Англию в области судоходства и в импорте машин.

Экономическое развитие Сиама с конца XIX в. очень заметно активизировалось не только за счет ввоза капиталов, но и за счет роста местного капитала. По заключению современника, голландского экономиста ван дер Хайде, Сиам за первые пять лет XX в. сделал большой шаг вперед, которого не сделала даже Япония. Это было отмечено как в области сельского хозяйства - освоение значительных массивов пустошей в районе Бангкока и Лопбури, рост площадей под рисом в других районах страны, появление значительных по размерам хозяйств (15-20 рай), - так и в промышленности. Территориально область развития местного капитализма ограничивалась столицей и ее окрестностями, а также районами Малаккского полуострова, где велась добыча олова. Здесь заметно изменился социальный состав населения: выросла местная буржуазия, пролетариат, городская интеллигенция. Вновь стало налаживаться мелкое ремесленное производство. Городская мелкая буржуазия по численности стала второй после крестьянства социальной группой в стране.

Обострение социальной борьбы в городе и деревне в начале XX в. Рабочее движение, которое зародилось в Сиаме с конца XIX в., было раздроблено по национальному принципу. Имеются сведения, что в 1897 г. в среде бангкокских трамвайщиков возникла первая профсоюзная организация, она объединяла только сиамских рабочих. Рабочие-китайцы были объединены в тайные общества и землячества, куда они входили вместе с предпринимателями и часто защищали не столько свои классовые интересы, сколько интересы последних. Крупнейшая не только в Сиаме, но и вообще в странах Индокитая стачка рабочих-китайцев в 1910 г. в Бангкоке, получившая широкий отклик во многих странах, была вызвана повышением подушевого обложения. Но сиамские рабочие ее не поддержали.

Крестьянское движение развивалось в окраинных районах Сиама. Оно было ответом на стремление правящих кругов внедрить товарно-денежные отношения в районы, где еще прочными были позиции натурального хозяйства. Сильное крестьянское движение охватило з 1902 г. восточную провинцию Убон. Руководила этим движением религиозная секта "чаотаммикорат", выступавшая под мистическими лозунгами. Летом 1902 г. началось движение земледельческого населения в мыанге Пхрэ на севере страны (продолжалось до 1904 г.); вызвано оно было аналогичными причинами. Областью крестьянских выступлений были и малайские районы на юге Сиама.

Развитие буржуазного и монархического национализма. Становление городских слоев населения - буржуазии, мелкой буржуазии, буржуазной интеллигенции - послужило социальной базой для развития в Сиаме националистических идей. Большое влияние на их развитие оказали революционные события в Китае, особенно они сказались на деятельности местной буржуазии, преимущественно китайского происхождения. Последняя выступала против произвола иностранного капитала под националистическими лозунгами. Ее выступления получили массовый характер с 1900 г. и особенно активизировались с 1905 г. В этой среде получили распространение идеи Сунь Ятсена. Зимой 1908 г. последний прибыл в Бангкок из Сингапура, он вел среди китайцев антиманьчжурскую пропаганду. Тогда же в Бангкоке было создано отделение Гунмэнхуэя, с деятельностью которого связано открытие китайских школ и выпуск газет на китайском языке.

Идеи о необходимости революционного преобразования политического строя развивались также в среде местной интеллигенции и офицерства. Была создана тайная организация, стремившаяся к ниспровержению монархии и установлению республиканского строя. Это была первая организация, созданная офицерами армии, в которой объединились на политической почве лица китайской и сиамской национальностей.

В 1905 г. была реорганизована система набора в армию: введена всеобщая воинская повинность, а в офицерский корпус открыт доступ лицам незнатного происхождения. Это сделало армию общенациональным институтом, способным на политическое выступление от лица всего общества. Средством политического выступления был избран военный переворот. Однако заговор в начале марта 1912 г. был раскрыт. Тем не менее пресса отмечала, что он отражал возросшее в стране и ставшее широким недовольство монархической формой правления.

Сторонники изменения формы государственного устройства, но только путем реформ, были и в среде господствующего класса, ориентировавшегося на реформаторское движение в Японии. Огромное идейное влияние на эти слои оказала победа Японии в русско-японской войне.

Продолжая курс на модернизацию государственного строя и политических институтов, правительство в 1898 г. приступило к составлению уголовного кодекса по образцу кодексов передовых стран. Новый кодекс был опубликован в 1908 г. Начались работы по составлению гражданского кодекса. Этим правительство Сиама стремилось доказать западным странам, что в стране существует современная система юрисдикции, и создать основу для начала переговоров об отмене неравноправных договоров. В 1904 г. в Сиаме по западному образцу была проведена перепись населения, охватившая 12 провинций. По ее данным, население страны составляло 3 млн. человек.

Продолжали развиваться идеи монархического национализма, направленные на сплочение всех тайских народов в единое целое под знаменем сиамской монархии. Это направление резко выступало против революционного переустройства общества и в лице Вачиравуда, в 1911 г. сменившего на престоле Чулалонгкорна, резко критически отнеслось к Синьхайской революции в Китае. В то же время оно сумело добиться важных успехов в борьбе за отмену неравноправных договоров, что отвечало интересам национального развития.

Борьба Сиама за отмену неравноправных договоров. Борьба Сиама за отмену неравноправных договоров возникла в результате развития национально-освободительного движения в Азии. Большое значение имела и дипломатическая линия сиамского правительства, умело использовавшего международные противоречия. В конце 90-х годов XIX в. оно в своей борьбе с ведущими капиталистическими державами Запада сумело заручиться поддержкой правительства России. Летом 1897 г. Чулалонгкорн направился в поездку по Европе. С большими почестями он был принят в Петербурге. Русское правительство оказало немаловажную помощь сиамской дипломатии, искавшей путей к урегулированию отношений с Францией. В 1898 г. между Сиамом и Россией были установлены дипломатические отношения.

В 1902 г. Англия в поисках противовеса русско-французскому союзу заключила союз с Японией. Заметно активиризовалась политика этих держав и в Сиаме. Английские советники заняли важнейшие посты в сиамском правительственном аппарате. Из Японии стали массами прибывать японские резиденты.

На фоне этих событий русское правительство усилило дипломатическое давление на Францию, что завершилось подписанием в 1902 г. в Париже франко-сиамского соглашения, а в 1904 г. конвенции. Сиаму возвращался Чантхабун. Право экстерриториальности для французских подданных в Сиаме было ограничено: оно распространялось только на выходцев с территории Франции. Сиам со своей стороны сделал важные территориальные уступки Франции: к французским владениям в Индокитае присоединялись оставшиеся у Сиама по договору 1867 г. территории Камбоджи (провинции Баттамбанг и Сиемреап), а также Луангпхабанга на правом берегу Меконга. Окончательно право экстерриториальности для французских подданных было отменено по франко-сиамскому договору 1907 г. В 1909 г. был подписан аналогичный договор Сиама с Англией: последняя отказывалась от права экстерриториальности для своих подданных, а Сиам "уступал" султанаты Кедах, Келантан и Тренгану, которые вошли в состав английских колоний в Малайе.

В 1907-1909 гг. была отменена консульская юрисдикция в Сиаме для подданных других держав. Но продолжали действовать статьи договоров, устанавливавшие низкий таможенный тариф.

После начала первой мировой войны правительство Сиама, основываясь на III Гаагской конвенции, выступило с декларацией о нейтралитете. Этим поспешила воспользоваться Германия. Дипломатия России и Франции в 1914-1916 гг. настойчиво добивалась выступления Сиама на стороне держав Антанты, чтобы ослабить позиции Германии в Юго-Восточной Азии. Сиамское правительство требовало в обмен на такой шаг согласия держав на повышение таможенного тарифа. Решение вопроса затянулось до 1917 г., когда в войну вступили США. 22 июля 1917 г. Сиам объявил войну Германии и Австро-Венгрии.

Таиланд в новейшее время. Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эпоху в борьбе колониальных и зависимых народов мира. Было покончено с захватнической политикой царизма. Советская Россия стала союзником угнетенных народов в общей борьбе против империализма. Сказался этот фактор и в Сиаме. 20 ноября (3 декабря) 1917 г. в обращении ко всем трудящимся мусульманам России и Востока Советское правительство заявило о своем отказе от всех неравноправных договоров царского правительства, об уничтожении тайных соглашений, ущемлявших суверенные права восточных народов. Договор, заключенный Россией с Сиамом в 1898 г., был аннулирован. Это была первая в истории Сиама безоговорочная отмена неравноправного договора, добровольно осуществленная иностранным государством.

На мирной конференции в Версале в 1919 г. делегация Сиама выступила с призывом ко всем державам - участникам конференции отменить неравноправные договоры. В 20-х годах Сиам добился пересмотра неравноправных договоров с капиталистическими странами, в том числе с Англией и Францией. 1 апреля 1927 г. право Сиама устанавливать таможенные тарифы на товары было восстановлено с некоторыми ограничениями, а право экстерриториальности отменено полностью. Однако подчиненное положение Сиама в системе мирового капиталистического хозяйства ликвидировано не было. Сиамская экономика сохранила свою аграрно-сырьевую направленность.

Местная буржуазия формировалась в Сиаме из представителей торгово-ростовщического капитала. В экономическом отношении национальный капитал был маломощен, хотя к началу мирового экономического кризиса местное капиталистическое предпринимательство укрепилось и в сельском хозяйстве (каучуковые плантации).

Характерной чертой местной буржуазии оставался ее многонациональный состав: большую часть ее составляли выходцы из Китая.

К 30-м годам заметно вырос рабочий класс Сиама. Обезземеливание местного крестьянства сдерживалось возможностью освоения еще пустовавших земель. Поэтому миграция местных крестьян в города в 20-х годах не приобрела сколько-нибудь значительных размеров. Потребность в рабочих руках для предприятий капиталистической промышленности удовлетворялась за счет миграции китайских рабочих.

Экономическое положение рабочего класса в Сиаме было неоднородным: в лучших экономических условиях оказывались квалифицированные рабочие, в худших - рабочие каучуковых плантаций. Колебания цен на мировом рынке на те товары, которые вывозил Сиам, сказывались на заработной плате рабочих. Заработная плата большинства неквалифицированных рабочих-иммигрантов была неэквивалентна стоимости затраченного ими труда.

Промышленный пролетариат концентрировался в Бангкоке и южных оловодобывающих районах страны. На севере и северо-востоке значительный процент пролетариата составляли рабочие рассеянной мануфактуры.

Центром рабочего движения оставался Бангкок. В канун мирового экономического кризиса здесь образовались первые кружки, занимавшиеся пропагандой марксизма. На юге Сиама рабочие-малайцы создали свои организации, связанные с рабочим движением Индонезии.

Мировой экономический кризис 1930-1933 гг., отразившийся на сиамской экономике и положении основных классов населения, обострил существовавшие противоречия и привел к событиям 1932 г.

Буржуазная революция 1932 г. В Сиаме в силу его большой экономической отсталости историческая задача изменения социально-экономического и политического строя встала позднее, чем в других формально независимых странах Азии - Турции, Иране, Афганистане. Но и в этой стране к началу 30-х годов появились социальные силы, отвечавшие задачам буржуазно-демократического этапа революции. На политическую арену все более выдвигались разночинные слои. К началу 30-х годов значительно изменился состав сиамской бюрократии. Вместо представителей феодалов в нее пришли выходцы из среды крестьянства и городской мелкой и средней буржуазии, ставшие опорой мелкобуржуазной демократии. Из этих же слоев пополнялось и офицерство как в армии, так и в военно-морском флоте, созданном в начале XX в. В 1928 г. обучавшиеся в Париже молодые сиамские граждане создали организацию, получившую название Народной партии. Ее лидер Приди Паномионг родился в 1901 г. в семье зажиточных земледельцев, одновременно занимавшихся и торговой деятельностью. Во Франции Приди получает звание доктора права и доктора экономических наук. В Париже его окружают такие же, как и он, выходцы из рядов зажиточного крестьянства. После переноса деятельности партии в Сиам в нее вошли представители студенчества, а также среднего офицерства армии и военно-морского флота, отдельные представители генералитета. В 1932 г. Народная партия состояла как бы из двух групп - военной (65 человек) и гражданской (49 человек).

Против существовавшего порядка, когда высшие посты в правительственном аппарате и армии занимались людьми бесталанными, но знатными, особенно энергично выступили офицеры армии. Цели, которые привели в организацию участников гражданской группы, были намного шире: они познакомились с современными им направлениями экономической мысли и стремились определить пути, ведущие к социально-экономическим и политическим переменам. Пагубные последствия экономического кризиса для страны и недовольство различных общественных слоев ускорили выступление Народной партии, поддержанное армией. Оно произошло в ночь на 24 июня 1932 г. Король Прачатипок (1925-1935) вынужден был согласиться на введение в стране конституционной формы правления. Власть временно оказалась в руках военных - полковников Пья Пахона, Пья Сонг Сурадет и Пья Ритти Аканей, членов Народной партии.

Утром 24 июня перед войсками было зачитано воззвание Народной партии, составленное Приди. Затем оно было расклеено по городу. В воззвании говорилось, что не ограниченное представительством народа правительство короля управляло не для блага населения, а для узкой кучки аристократов. Чтобы исправить положение, Народная партия, поддержанная армией, взяла власть в свои руки. Первоочередной задачей было объявлено составление конституции.

27 июня 1932 г. была обнародована первая в истории Сиама временная конституция. В статье I было сказано, что "высшая власть в стране принадлежит народу". От его лица власть осуществляют монарх, Национальная ассамблея, Народный комитет, Верховный суд, Король фактически превращался в представительную фигуру: ни одно из его законопостановлений не имело силы без санкции хотя бы одного члена Народного комитета. Ассамблея становилась полностью выборным органом в течение трех этапов: на первом этапе 70 членов Ассамблеи назначались военным советом Народной партии. Этот этап завершался в течение шестимесячного срока. Второй этап - это период политической опеки Народной партии. На этом этапе Ассамблею составляли две категории членов: одну выбирали по провинциям, население которых превышало 100 тыс. человек, вторую составляли уже назначенные на первом этапе члены. Число избранных и назначенных членов было равно. Полная выборность достигалась на третьем этапе, который наступал после того, как половина населения страны становилась грамотной, но не позднее, как через десять лет после принятия данной конституции.

Ассамблея, а практически Народная партия назначала членов Народного комитета, который должен был обсуждать и вести общие дела страны, а именно: издавать указы, осуществлять амнистию и помилование, ратификацию и аннулирование договоров, вводить военное положение и объявлять войну. Перед ним были ответственными министры-сенабоди; последние назначались и отстранялись от должности королем по рекомендации комитета.

Сложившийся ко времени революции гражданский управленческий аппарат оставался на своем месте. Но 41 высший офицер был уволен и заменен членами Народной партии.

Для составления постоянной конституции был назначен подкомитет в составе ответственных чиновников, случивших при короле. В числе девяти его членов только Приди представлял Народную партию.

Если временная конституция, исходившая из принципа важности политического контроля Народной партии над органами государственной власти, воплощала в себе народнические идеи, получившие распространение в странах Азии со времен Сунь Ят-сена, то принятая 10 декабря 1932 г., по истечении шестимесячного срока, постоянная конституция представляла победу более умеренных идей. Сиам становился конституционной монархией. Права короля были значительно расширены: он объявлялся главою вооруженных сил. Король сосредоточивал прерогативы законодательной, исполнительной и судебной власти. Он мог издавать королевские декреты, вводить военное положение, объявлять войну, заключать мир и договоры с иностранными государствами, объявлять помилование преступникам. Народный комитет упразднялся, его место занимал Государственный совет - новый исполнительный орган, ответственный перед Ассамблеей за ведение государственных дел. Постоянная конституция, как и временная, записала принцип состава Ассамблеи из двух категорий членов: выборных, а также назначаемых правительством и утверждаемых королем.

Постоянная конституция открывала путь для превращения бюрократии и армии в важную социальную и политическую силу. В области аграрных отношений на смену землевладельцам-аристократам пришли новые собственники - представители торгового и ростовщического капитала.

Были проведены мероприятия в интересах народа: отменены поземельный и подушный налоги, зато увеличенный подоходный налог стали уплачивать имущие слои общества. Был принят указ, запрещавший землевладельцам забирать у крестьян в счет уплаты долгов орудия труда и рис, предназначавшийся для потребления и посева. Были снижены почтовые расходы. Налоги с заработной платы были заменены прогрессивным подоходным налогом. Были также пересмотрены ставки заработной платы в интересах младших чиновников.

Во исполнение манифеста Народной партии, обнародованного 24 июня 1932 г. и обещавшего обеспечение благосостояния народа, Приди приступил к составлению экономического плана. Целью его было наметить такой путь развития экономики страны, который дал бы ей возможность избежать капиталистического пути развития с его кризисами, социальными бедами, конфликтами и самостоятельно обеспечивать все потребности народа.

Силой, которая должна была претворить в жизнь экономический план, Приди считал не общество, руководимое Народной партией, а государство. В целом план экономических преобразований, предложенный Приди, был далек от научной оценки сиамского общества, для него было характерно абстрагирование от классовой борьбы, от социальной действительности.

План был представлен на рассмотрение Ассамблеи в марте 1933 г. и вызвал резкое расхождение во мнениях. Против выступили сторонники монархии, назвавшие план "большевистским". С ними временно солидаризировались члены Народной партии из офицерских кругов. Премьер-министр Пья Манопакон использовал ситуацию и с санкции короля, распустил Ассамблею и Государственный совет. В новом Совете уже не было сторонников Приди. 2 апреля 1933 г. был обнародован указ, предусматривавший тюремное заключение от десяти лет до пожизненного за пропаганду коммунистических идей. Приди вынужден был эмигрировать. Враги революции помышляли о полной ликвидации политических завоеваний и об уничтожении Народной партии. Но это задевало интересы той части Народной партии, которая была представлена офицерами. 20 июня 1933 г. офицеры армии совершили государственный переворот, направленный против монархистов-контрреволюционеров. Пья Манопакон бежал из страны. Было сформировано новое правительство, премьер-министром стал один из военных лидеров Народной партии Пья Пахон. Ассамблея народных представителей была собрана вновь. В сентябре 1933 г. Приди Паномионг вернулся в Сиам и занял в новом правительстве пост министра внутренних дел.

После разгрома контрреволюционного мятежа, поднятого принцем Боворадет на плато Корат в октябре 1933 г., наиболее видные члены королевской семьи эмигрировали за границу. В их числе был и принц Дамронг. В январе 1934 г. король Прачатипок под предлогом необходимости лечения глаз выехал в Англию. В марте 1935 г. он отрекся от престола. Королем был провозглашен учившийся в Швейцарии его племянник Ананда Махидон.

Сиам в 1934-1938 гг. Правительство Сиама в своей политике 1934-1938 гг. руководствовалось патриотическими, антиимпериалистическими задачами, хотя и не проявляло желания вернуться к плану экономических преобразований, предложенному Приди.

Новым в эти годы было появление организованного рабочего движения: возникло много профсоюзов. В 1934-1935 гг. были проведены значительные по количеству участников экономические стачки. В 1934 г. была создана Всеобщая федерация профсоюзов. Возросла политическая активность всех слоев населения: в создании политических партий и общественных организаций приняли участие местная буржуазия, интеллигенция, студенты, рабочие, крестьяне, буддийские монахи. В выборах Ассамблеи народных представителей в 1937 г. принимало участие вдвое больше избирателей, чем на выборах 1933 г.

Народная партия, фактически распавшаяся в ходе событий 1933 г., после возвращения Приди в Сиам не была восстановлена. Но общее развитие событий в 1933 - 1937 гг. было важной школой для широких слоев народа. Они научились лучше ориентироваться в перипетиях политической борьбы, смогли лучше оценить идеи Приди. У последнего появились убежденные сторонники из средних слоев, за которыми шли значительные группы населения. Особенно выделялись своими выступлениями в Ассамблее депутаты от провинций северо-востока, поддерживавшие Приди Паномионга: Тавин Удон (от пров. Ройет), Тон-Ин Бурипат (от пров. Убон), Тианг Сирикан (от пров. Саконнакхон), Камлуанг Даоруанг (Махасаранхам). Депутаты от северо-востока образовали в Ассамблее левую оппозицию, неоднократно выступавшую с резкой критикой действий правительства.

С 1934 г. стал заметен рост политической активности военно-бюрократических слоев; в состав правительства был введен в качестве министра обороны и внутренних дел представитель группы "молодых военных" Пибун Сонгкхрам, отстаивавший необходимость для страны военной диктатуры. В статьях, опубликованных в 1936-1937 гг., он призывал следовать примеру Японии и Германии, наращивать военную мощь. Воспользовавшись вотумом недоверия правительству, с которым выступила левая оппозиция, группа военных в декабре 1938 г. распустила Ассамблею. Правительство Пья Пахона ушло в отставку, его сменило правительство Пибун Сонгкхрама. Избранная в декабре 1938 г. Ассамблея народных представителей не имела столь сильной оппозиции военной группе, как Ассамблея 1937 г. Приход к власти группы военных следует рассматривать на фоне как внутриполитической, так и внешнеполитической обстановки. Национальная буржуазия проходила трудный путь становления. Революция 1932 г. расширила участие в политических делах страны буржуазно-бюрократических элементов. Но развитие национального капитала тормозилось господством иностранных монополий в ведущих отраслях хозяйства.

Империалистическая эксплуатация страны сопровождалась постоянным изыманием части национального дохода. В 30-е годы правительство Сиама усилило в интересах национальной буржуазии борьбу с политическим и экономическим засильем иностранных монополий. Так, 5 ноября 1936 г. все договоры 1927 г., ограничившие таможенную самостоятельность Сиама, были денонсированы. В 1937 г. были подписаны договоры, окончательно восстанавливавшие права сиамского правительства в установлении таможенных тарифов. Был проведен ряд мероприятий, которые сдерживали влияние иностранного капитала на экономику: ограничение сроков концессий, предоставляемых иностранным компаниям на добычу олова и разработку тиковых лесов, увеличение размеров налогообложения иностранных предприятий в Сиаме, ликвидация системы иностранных советников, попытки установления государственного контроля над внешней и внутренней торговлей, создание промышленных предприятий, принадлежащих государству, и поощрение промышленной инициативы местной буржуазии.

Сложным вопросом, вставшим перед сиамской буржуазией, была проблема взаимоотношений с местной буржуазией китайской национальности. С первой половины 30-х годов в правительстве взяли верх сторонники насильственного вытеснения буржуазии китайского происхождения из наиболее прибыльных сфер экономической деятельности. Но политика притеснения китайского меньшинства неблагоприятно сказалась на экономике Сиама, поэтому с 1936 г. курс на притеснение буржуазии китайского происхождения был ослаблен, что позволило стабилизировать экономику страны.

Как и во внутренней политике, в вопросах внешнеполитических шла борьба различных тенденций. Под влиянием военной группировки определялся курс ориентации Сиама на Японию.

Борьба политических групп по вопросам внутренней и внешней политики Сиама в 30-е годы отражала две тенденции социально-экономического развития: тенденцию к развитию национальной буржуазии за счет использования аппарата государственной власти и тенденцию к социальным преобразованиям некапиталистического характера, которую продолжала представлять группа Приди и его сторонников. Японский империализм в Сиаме делал ставку на победу первой тенденции, на появление в Сиаме частнокапиталистической элиты этатистского происхождения, которая смогла бы полностью взять в свои руки контроль над страной при полном отсутствии контроля "снизу". Ход событий с конца 1938 г. подавал к тому большие надежды.

Сиам накануне и во время второй мировой войны. В июне 1939 г. было изменено наименование страны: Сиам стал именоваться в официальных сообщениях Таиландом. Этот акт был одним из показателей того курса, который взяло новое правительство: привить народу идеологию национализма, ориентировать общественное сознание на создание государства "великое Таи". Политической формой государственной власти стала военная Диктатура, ведущей в правительстве - группа "молодых военных", возглавляемая Пибун Сонгкхрамом.

Используя государственный аппарат, крупные чиновники и видные представители военной бюрократии стали расширять свою деятельность в торговле, а также стремились к монополизации сферы производства, связанной с обработкой риса, олова, каучука. Представитель государственного аппарата и офицерства становился капиталистом, а капиталист был чиновником или военным. Приход к власти "молодых военных" положил начало своеобразному процессу накопления капитала: в социальной структуре возник слой капиталистов-бюрократов, а развитие страны пошло по пути роста национального бюрократического капитализма.

В интересах этого слоя строило новое правительство внешнюю политику, сделав ставку на фашистские государства в поисках союзника для борьбы с английским и французским империализмом. Стали широко пропагандироваться реваншистские лозунги: народ стремились поднять на борьбу с Англией и Францией под предлогом восстановления величия тайского государства, у которого в конце XIX - начале XX в. "незаконно" были отторгнуты территории по Меконгу, а также на Малаккском полуострове.

Воспользовавшись событиями в Европе - аншлюсом Австрии, захватом Германией Чехословакии, началом 1 сентября 1939 г. военных действий в Европе, а также агрессивными действиями Японии против Китая, возникшими еще в 1938 г., - правящие круги Таиланда стали проводить воинственные демонстрации в пограничных с французским Индокитаем районах. В июне 1940 г. с Японией был заключен договор о дружбе. 13 сентября 1940 г. Таиланд предъявил правительству Виши официальное требование о возвращении территорий Лаоса и Камбоджи, перешедших к Франции по конвенции 1904 г., а 30 ноября на границе между Таиландом и Индокитаем начались военные действия. 9 января 1941 г. таиландские войска вступили в Камбоджу, а 13 января перешли границу Лаоса. В середине января военные действия велись на фронте протяженностью в тысячу километров. Однако 17 января в морской битве в Сиамском заливе таиландский флот потерял лучшие свои корабли. Спасая своего потенциального союзника, правительство Японии 21 января предложило правительству Виши свое посредничество. Сильное дипломатическое давление Берлина на правительство Виши вынудило последнее согласиться на прекращение с 28 января военных действий (соглашение о перемирии было подписано 30 января). Результатом переговоров при посредничестве Японии был договор между Таиландом и Францией, подписанный 9 мая 1941. г. По его условиям восстанавливалась восточная граница Таиланда, существовавшая до сиамо-французской конвенции 1904 г. Таиланду возвращались богатейшие земли Камбоджи - провинции Баттамбанг и Сиемреап с населением миллион человек, а также часть территории Лаоса.

Одновременно в Токио были подписаны протоколы "о безопасности и политическом взаимопонимании", которые определили политическую и экономическую роль Таиланда в создаваемой японским империализмом "сфере сопроцветания в Юго-Восточной Азии".

В июле 1941 г. началось вторжение японских войск в Индокитай. В ночь с 6 на 7 декабря 1941 г. Япония открыла военные действия против США и Великобритании. В ночь на 8 декабря японские войска начали высаживаться на юге Таиланда - в портах Сингора и Паттани. Правительство Таиланда, пытаясь спасти страну от японской оккупации, пошло на заключение военного союза с Японией: соглашение было подписано 21 декабря 1941 г., а 25 января 1942 г. Таиланд объявил войну Англии и США.

В Таиланде не было массовых прояпонских организаций или групп. Поэтому Японии, стремившейся сохранить Таиланд в своей сфере "сопроцветания", пришлось пойти на важные уступки верхушке местной буржуазии и государству. В 1942 г. на базе сохранившейся в Таиланде собственности английских и датских компаний была создана государственная "Минерал энд раббер компани", производившая олово и каучук. Затем была образована "Таи форест компани", взявшая в свои руки лесоразработки; в здании "Гонконг - Шанхай бэнкинг корпорейшн" начал функционировать Государственный банк Таиланда. На государственных и смешанных предприятиях было начато производство изделий для местного рынка.

Если крупная бюрократия и смогла что-то получить от экспансионистской политики японского империализма, то основные слои местной буржуазии, напротив, испытали на себе прежде всего его отрицательные последствия из-за сокращения спроса на олово и каучук. Особенно же ухудшилось положение широких слоев таиландского народа - рабочих и крестьян. Большой ущерб человеческим ресурсам страны нанесло стратегическое строительство и особенно сооружение железной дороги от Бангкока к границе с Бирмой через заросли джунглей. Более 150 тыс. человек погибло на этом строительстве от малярии и дизентерии. В области культуры японский империализм применил в Таиланде ту же тактику, что и в ряде других стран, держа курс на ассимиляцию тайского народа, на замену тайского языка и традиций японскими.

В среде широких масс народа вступление в войну на стороне фашистских государств не встретило широкой поддержки, а по мере роста экономических трудностей недовольство политической линией правительства Пибун Сонгкхрама особенно возросло. В стране стало складываться подпольное антияпонское движение. Активную роль в годы войны стал играть рабочий класс.

В 1942 г. разрозненные политические организации, существовавшие в среде китайских, сиамских, малайских рабочих, объединились в Коммунистическую партию, в ноябре состоялся первый учредительный съезд КПТ. В подполье был налажен выпуск газеты "Махачен". Работа по объединению рабочих различных национальностей на базе классовых интересов дала свои плоды: созданная в 1944 г. Ассоциация профсоюзов Бангкока объединила профсоюзы китайских и сиамских рабочих. Важно и другое: КПТ с момента своего возникновения четко определила свою тактическую линию по отношению к мировой войне и участвующим в ней державам. Она призвала массы к антияпонской борьбе, однако возглавить эту борьбу в общенациональном масштабе не смогла. Насколько можно судить по сохранившимся материалам, не сумела компартия выработать также тактику единого фронта с мелкобуржуазными элементами, активно включившимися в антияпонскую борьбу в рамках движения, известного как "Свободное Таи". Число участников последнего, по данным американской печати, превышало 50 тыс. человек.

К началу 1943 г. в связи с переломом событий на фронтах второй мировой войны недовольство прояпонским курсом стало особенно явным, что заставило правительство Пибун Сонгкхрама в феврале выйти в отставку. Вновь сформированное им правительство включило ряд представителей оппозиционно настроенных слоев местной буржуазии. К этому времени движение Сопротивления стало подниматься во всех оккупированных фашистскими державами странах. В США, которые не признали объявления Таиландом войны союзникам, еще в 1942 г. было объявлено о возникновении движения "Свободное Таи". В него входили тайские граждане, проживавшие в США, преимущественно студенты; возглавлял движение Сени Прамот, таиландский посол в США.

В самом Таиланде участники движения "Свободное Таи" создали антияпонские вооруженные отряды. С этими отрядами был установлен контакт командованием войск США на Дальнем Востоке, им было направлено оружие. Японская разведка, бывшая в курсе этих событий, информировала о них японское правительство. 3 июля 1943 г. премьер-министр Японии Тодзио прибыл в Бангкок с официальным визитом, а 20 августа обе страны подписали соглашение, по условиям которого к Таиланду отходили малайские султанаты Перлис, Кедах, Келантан, Тренгану, а на севере - шанские княжества Кенттунг и Монгпан. Предпринятый Японией акт территориальных уступок, как и ее политические акции в других странах ЮВА - провозглашение независимости Бирмы 1 августа и Филиппин 14 октября - говорили о серьезности создавшегося положения, необходимости считаться с силой движения Сопротивления и искать более прочной социальной опоры в этих странах. И тем не менее катастрофический кризис во всей "сфере сопроцветания" продолжал нарастать. Движение Сопротивления с 1944 г. стало одерживать заметные победы во Вьетнаме. Поднялось оно в Камбодже и Лаосе. В Малайе партизанские отряды в 1943 г. объединились в антияпонскую армию. Начались антияпонские выступления в Индонезии. Усилилась политическая оппозиция в Таиланде: к движению "Свободное Таи" примкнул ряд членов правительства и сам регент короля Приди Паномионг (он занял пост регента в декабре 1941 г., когда японцы потребовали вывести его из состава правительства). После отставки 18 июля 1944 г. кабинета Тодзио 24 июля вышел в отставку и кабинет Пибуна Сонгкхрама. Новое правительство Таиланда возглавил представитель монархически настроенной части крупных землевладельцев Куанг Апайвонг, также примыкавший к движению "Свободное Таи". Но вооруженного антияпонского выступления в Таиланде так и не состоялось: 14 августа 1945 г. японский император согласился на безоговорочную капитуляцию, а 19 августа регент таиландского короля Приди Паномиоиг выступил с прокламацией мира, в которой он возложил вину за участие Таиланда в войне на военную группу.

Таиланд после второй мировой войны - подъем демократического движения. После окончания войны над страной нависла новая угроза потери национального суверенитета: Англия, используя факт участия Таиланда в войне на стороне держав "оси", в сентябре 1945 г. предъявила ему ультиматум, выполнение которого превратило бы страну в часть Британской империи. Англия потребовала восстановить старое наименование страны, и с 7 сентября Таиланд вновь стал именоваться Сиамом. 8 сентября было подписано соглашение о вводе в страну английских войск, которые должны были разоружить японские войска. Принять же остальные пункты ультиматума - а их было 21 - сиамская делегация отказалась.

17 сентября произошла срочная смена кабинета: новое правительство возглавил Сени Прамот, прибывший из США. Тем самым подчеркивалась новая внешнеполитическая ориентация сиамского правительства. Американская дипломатия не осталась в стороне от борьбы: по настоянию США англо-сиамские переговоры были перенесены в Вашингтон, где они закончились 22 декабря, а 1 января 1946 г. в Сингапуре был подписан мирный договор между Англией и Индией, с одной стороны, и Сиамом - с другой. Сиам обязался возместить ущерб, нанесенный английской собственности в период войны, а также возвратить Англии присоединенные в годы войны малайские султанаты и княжества шанов. За подписанием мирного договора последовало восстановление с 5 января 1946 г. дипломатических отношений Сиама с США и Англией, после чего английские войска были выведены из него. 23 января 1946 г. был подписан договор о дружбе с Китаем. Дольше тянулись переговоры с Францией: договор был подписан лишь 17 ноября 1946 г. в Вашингтоне. Сиам отказался от захваченных территорий Лаоса и Камбоджи.

В Сиаме в 1946 г. создались условия, благоприятствовавшие образованию единого общенационального антиимпериалистического фронта. Заметно активизировались силы, возглавляемые компартией в рабочем и профсоюзном движении. В 1946 г. в Сиаме впервые в его истории рабочий класс отпраздновал 1 Мая. Компартия, направляя усилия на объединение рядов рабочего класса, в то же время вела курс на установление контактов с крестьянским движением. В ходе подготовки к выборам в Ассамблею, назначенным на 6 января 1946 г., определилась следующая расстановка политических сил: кандидаты от северо-востока Тон-Ин Бурипат, Тианг Сирикан и другие объединились в партию "Сахачип" (Кооперативная). Однако более искушенные в политической борьбе мелкобуржуазные демократы во главе с Приди Паномионгом пошли по пути создания единого национального фронта, их тактическая линия нашла сочувствие и поддержку компартии. Был образован Конституционный фронт, включивший как партию "Сахачип", так и ряд более мелких политических групп. В него вошел также представитель компартии. На выборах в Ассамблею Фронт одержал решительную победу.

Сформированная сторонниками монархии так называемая Прогрессивная партия, возглавлявшаяся братом Сени Прамота Кукрит Прамотом, редактором газеты "Сиамрат", оказалась в меньшинстве. 24 марта 1946 г. Куанг Апайвонг и возглавляемое им с января 1946 г. правительство вышли в отставку. Было сформировано новое правительство, которое возглавил Приди. 10 мая 1946 г. была принята новая конституция; она вводила двухпалатный парламент, ликвидируя систему назначения депутатов.

Стремясь облегчить положение народа, новое правительство провело через Ассамблею закон об установлении твердых цен на рис и другие предметы первой необходимости. При правительстве Приди национально-освободительные силы Индокитая через Бангкок получили возможность закупать необходимое им оружие. В Бангкоке был создан комитет по координации действий участников движения Кхмер Иссарак. После взятия французскими войсками Вьентьяна в апреле 1946 г. руководители Лао Иссарак перебрались к Бангкок, где ими было сформировано "правительство в изгнании". Фронт Вьетминь имел в Бангкоке представителей по закупке оружия.

И все же партии, входившие в Конституционный фронт, не смогли выработать ясную и четкую программу, которая помогла бы им повести за собой народ. В августе 1946 г. Приди и возглавляемое им правительство вышли в отставку. Новое правительство возглавил старый сторонник Приди адмирал в отставке Тамронг Навасват. Его правительство продолжало политику демократического направления: в декабре 1946 г. был отменен "антикоммунистический закон" 1933 г. и Компартия Сиама впервые получила возможность вести работу легально. Тогда же были восстановлены дипломатические отношения с СССР и последний поддержал просьбу Сиама о приеме его в ООН.

В 1947 г. серьезных успехов в стране добилось рабочее движение.

К 1947 г. произошло размежевание сил на международной арене: стало ясно, что антифашистская коалиция держав более не существует. Против социалистических стран и национально-освободительных движений выступила коалиция империалистических держав, которую возглавили США. Сиам был уже давно в поле зрения американской разведки и госдепартамента, ему также нашлось место в "холодной войне", начатой империализмом.

В марте 1947 г. на политической арене вновь появился Пибун Сонгкхрам: им была сформирована партия "Тхамматипат" ("Тхамма в силе"). В нее вошли военные, составлявшие правительство Пибуна в годы войны (после ее окончания они были репрессированы как военные преступники, но в 1946 г. освобождены из заключения). Стали усиливаться и сторонники монархии: была создана Демократическая партия, включившая членов Прогрессивной партии, а также ряд лиц, отошедших от Конституционного фронта. В июле входившая в Демократическую партию группа, представлявшая провинции северо-востока, во главе с Луанг Чайяканом создала самостоятельную пропибуновскую партию "Прачачун". Три партии - "Тхамматипат", "Прачачун" и Демократическая - составили политический блок, который в ночь на 8 ноября 1947 г. совершил военный переворот - первый в послевоенные годы. Участники переворота сумели ловко использовать недовольство, возникшее в различных общественных кругах в связи с неэффективностью экономической политики правительства в 1946-1947 гг.

9 ноября 1947 г. было сформировано новое правительство, возглавлял его Куанг Апайвонг - лидер Демократической партии. Приди и ряд его сторонников бежали за границу; те, кто не успели эмигрировать, скрылись в отдаленных районах северо-востока. Конституция 1946 г. была отменена и провозглашена временная конституция, значительно усилившая права короля. Проведенные в январе 1948 г. новые выборы в нижнюю палату Ассамблеи дали заметный перевес Демократической партии: 40 мест из 99. Оставшимися на родине и не ушедшими в подполье сторонниками Приди от северо-востока на период выборов 1948 г. была создана партия "Сахатай", она получила в Ассамблее лишь четыре места. 45 мест имели "Тхамматипат" и "Прачачун". Политический блок, сложившийся в 1947 г., не был прочным политическим образованием: скорее, это был временный и случайный союз разнонаправленных социально-политических сил. Использовав своих временных союзников как ступеньку на пути к власти, офицеры армии 8 апреля 1948 г. отстранили их и взяли власть в свои руки. Правительство возглавил Пибун Сонгкхрам. "Демократы" сохранили за собой большинство в Ассамблее, и в частности в бюджетной комиссии. В августе 1948 г. страна снова стала именоваться Таиландом.

Правление "группы переворота" (1948-1950 гг.). После захвата власти важнейшей задачей для "группы переворота" было нейтрализовать еще остававшихся на легальном положении политических противников: были арестованы политические деятели от северо-восточных провинций (Тианг Сирикан, братья Тон-Ин, Тим Бурипаты и др.). Их обвинили в сепаратизме, в стремлении присоединить северо-восточные провинции Сиама к Индокитаю, когда там установится "господство коммунистов".

После того как Тианг Сирикан весьма обоснованно отверг эти обвинения, не скрыв при этом своих симпатий к национально-освободительному движению в Индокитае, арестованные были освобождены.

Очень драматично развертывались события на юге - в малайских районах. Местная буржуазия малайской национальности потребовала предоставления автономии четырем южным провинциям. Ее поддержало мусульманское духовенство. Депутаты Ассамблеи от этих провинций справедливо указали, что "движение на юге принимает серьезный характер". Репрессии не смогли подавить его; в ноябре 1948 г. здесь было создано отделение буржуазно-националистической организации "Крис", возникшей еще в годы войны в Индонезии. Ее отделение существовало также в Малайе. Карательные экспедиции временно подавили движение в южных районах. Тогда же представители малайской буржуазии провинции Паттани обратились в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций с просьбой расследовать создавшееся в южных районах Сиама положение и провести там плебисцит.

С 1949 г. среди правящих кругов Таиланда стал заметен отход от поддержки национально-освободительного движения. Лидер Лао Иссарак принц Суфанувонг в мае 1949 г. покинул Бангкок.

Демократические силы, хотя и понесшие огромный урон в самом Таиланде, неоднократно пытались вернуть себе утраченные позиции. Попытка переворота была предпринята в ночь на 1 октября 1948 г. Особенно серьезной и подготовленной была попытка переворота 26 февраля 1949 г., ее поддержал флот. У заговорщиков были сочувствующие как в столице среди интеллигенции, так и в провинции. Но и это выступление было подавлено армией, действиями которой руководил генерал Сарит Таиарат, получивший после подавления восстания пост командующего первой армией.

Неудачное выступление дало повод к усилению террора против прогрессивных сил. Был подвергнут чистке Таммасатский университет; его ректор Луанг Буннак, в прошлом лидер партии "Сахачип" и министр образования в правительствах 1946-1947 гг., был арестован. По обвинению в заговоре были вновь арестованы Тон-Ин Бурипат, Камлуанг, Тавин Удон и убиты полицией якобы "при попытке к бегству".

Все эти события указывали на слабость прогрессивных сил, которые пошли на уступки монархистам. Так, в марте 1949 г. была принята постоянная конституция. Она сохраняла двухпалатную Ассамблею: верхняя палата (сенат) в количестве 100 депутатов назначалась королем и была оплотом монархистов против их "союзников" - буржуазно-бюрократической элиты и военных. Последним пришлось согласиться на требование сената о возвращении в страну короля Пумипон Адульядета (последний был провозглашен королем после убийства в Бангкоке 9 июня 1946 г. при таинственных обстоятельствах его брата короля Ачанда Махидона. После провозглашения королем Пумипон продолжал жить и учиться в Швейцарии).

Одновременно правящая группа усилила полицейский режим. В государственной администрации роль полиции, которую возглавили генералы Пин Чунхаван и Пао Срианон, возросла.

Полицейский надзор отразился на политической активности населения: 5 июня 1949 г. в дополнительных выборах 21 депутата в Ассамблею приняли участие лишь 10% избирателей (на январских выборах 1948 г. было 22%)- Принимавшая участие в государственном перевороте 1947 г. группа высших офицеров армии, воспользовавшись поражением прогрессивных сил и уменьшением оппозиции в Ассамблее, путем незаконных действий сумела присвоить себе крупные суммы из государственных средств.

Сформированное после июньских выборов Пибун юнгкхрамом правительство включало в свой состав лиц е по принципу их компетентности, а в основном по принципу их принадлежности к верхушке армии.

Демократическая партия в поисках союзников обратила внимание на остатки бывшего Конституционного фронта, для воссоздания которого вернулся из добровольного изгнания сподвижник Приди Тамронг Навасват. Однако у последнего почти не было опоры в стране. К тому же рабочее движение в 1948-1949 гг. переживало тяжелую полосу кризиса. КП Таиланда ушла в подполье. Крестьянские отряды, получившие оружие в годы войны, были разоружены "группой переворота". Тактика, избранная Демократической партией, - тактика бесконечных дебатов в Ассамблее (особенно при обсуждении проектов госбюджета), - хотя и способствовала разоблачению ряда скандальных махинаций военных, перекрасившихся в государственных служащих, не могла помешать росту экономической и финансовой силы последних.

Национально-освободительное движение в Юго-Восточной Азии проходило тяжелую полосу временного поражения. Капиталистические государства, учитывая изолированность стран Юго-Восточной Азии от основных очагов освободительной борьбы и географическую отдаленность их от стран социалистического мира, перешли к агрессивной политике. На юге в Малайе Освободительная армия была изолирована колонизаторами от основной массы населения, ее действия сведены к отдельным малоэффективным выступлениям. На востоке французские колонизаторы захватили Сайгон и подчинили своему контролю Южный Вьетнам. В 1948 г. здесь было создано временное центральное правительство, в 1949 г. главой его был провозглашен экс-император Бао Дай. 24 февраля 1950 г. правительство Таиланда признало это правительство, после чего представительство фронта Вьетминь в Бангкоке было закрыто (оно перенесло свою деятельность в Рангун). В то же время Таиланд улучшил отношения с Францией: Пибун Сонгкхрам выступил с заявлением, что вопрос о границе с Индокитаем решен окончательно. Военная миссия Таиланда была направлена в Сайгон; миссии Франции и Таиланда в столицах обоих государств были возведены в ранг посольств. В этом же году Таиланд установил дипломатические отношения с Бирмой и Филиппинами. В 1949 г. в связи с успехами китайского народа и победой революции в Китае было закрыто посольство в Пекине, но отношения с националистическим правительством Чан Кай-ши сохранились.

Империалисты сочетали политику интервенции с политикой экономической и военной "помощи" тем режимам, которые они рассматривали как своих союзников в проводимом курсе на "сдерживание" освободительных сил и их "отбрасывание", В рамках этого курса 19 сентября 1950 г. между США и Таиландом было подписано соглашение об экономической и технической "помощи и сотрудничестве", а 17 октября - "соглашение о военной помощи". В результате этих соглашений США решили использовать территорию Таиланда как плацдарм против стран Индокитая.

Рост политической оппозиции с начала 50-х годов. Перевороты 1957-1958 гг. В 1951 г. в Таиланде поднялось движение против проамериканского курса правительства. Находившаяся в подполье КП Таиланда весной 1952 г. провела II съезд, обсудивший политическую ситуацию страны в свете экспансии США. ЦК КП Таиланда обратился к народу с призывом создать единый фронт борьбы против американской экспансии. В стране развернулось охватившее почти все слои населения движение в защиту мира. К середине 1951 г. оно превратилось в общенародное выражение протеста против экспансии американского империализма, против курса правительства Пи-бун Сонгкхрама. Участники движения, в частности, требовали отозвать таиландские войска из Кореи, куда они были направлены в июне 1950 г., и прекратить интервенцию против Северной Кореи. В апреле 1951 г. был создан Всетаиландский комитет защиты мира. В состав Всемирного Совета Мира были включены три представителя от Таиланда. Массовый характер принял сбор подписей под воззваниями Всемирного Совета Мира. Ростом недовольства в стране попыталась воспользоваться буржуазно-демократическая оппозиция, снова избравшая тактику переворота с опорой на военно-морской флот. Выступление произошло 26 июня 1951 г. Военные моряки захватили Пибун Сонгкхрама, прибывшего в порт для принятия драги. На улицах столицы произошли военные столкновения восставших моряков против сил армии и полиции. Но флот, не поддержанный массовыми выступлениями населения, потерпел поражение. Корпус морской пехоты был расформирован, в стране введено военное положение, а 29 ноября 1951 г. был совершен реакционный военный переворот, сопровождавшийся заявлением правительства о роспуске парламента, о запрещении политических партий и об отмене конституции 1949 г. Восстанавливалась конституция 1932 г. - страна возвращалась к однопалатной Ассамблее, половина депутатов которой назначалась правительством. 30 ноября эта половина Ассамблеи в количестве 123 депутатов была назначена и включила только 21 гражданское лицо, остальные были военными - офицерами армии и полиции. Правительство также составляли представители армии и полиции.

Государственный переворот сопровождался массовыми арестами среди политических деятелей, писателей, студентов, государственных деятелей и военнослужащих, родственников бывших руководителей прогрессивных организаций. Из общего числа арестованных (104 человека) 49 человек - в их числе сын Приди Паномионга - были приговорены к 20 годам лишения свободы. 13 ноября 1952 г. был принят "антикоммунистический закон". 26 февраля 1952 г. состоялись выборы половины депутатов Ассамблеи, перевес был у представителей армии. В Ассамблее проправительственные группы депутатов создали Комиссию по изучению законодательства. Ее члены ежемесячно получали от правительства 2 тыс. бат на "карманные расходы", их обеспечивали специальным жильем, медицинским обслуживанием, члены их семей имели лучшие возможности для получения образования и поездок в Европу для отдыха.

Переворот 1951 г. означал расправу военной группы со своими политическими противниками. Даже та слабая левая оппозиция, которая возникла в Ассамблее (ее представляли депутаты от северо-востока во главе с Тианг Сириханом), вскоре была ликвидирована. Тианг Сирикан исчез с политической арены (по слухам, он был убит по приказу начальника полиции Пао Срианона). Но вместе с левой оппозицией была уничтожена и оппозиция со стороны Демократической партии: именно опора последней - сенат; на выборах в Ассамблею 1952 г. эта партия получила лишь 17 мест из 123. Из числа "демократов" не многие удержались на своих постах в правительственном аппарате.

Фактически политическая власть в стране была у генералов, имевших опору в вооруженных силах и полиции, которые с начала 50-х годов возросли численно. В основе роста вооруженных сил и их технической оснащенности лежала американская военная и экономическая помощь. Быстрый рост помощи США обеспечивал и рост авторитета в определенных социальных кругах командующего первой армией маршала Сарита Танарата. Огромные доходы, которые получал сам Сарит Танарат, в частности, от национальной лотереи, председателем Комитета которой он был, использовались им в личных целях, на создание и финансирование политической организации, всецело преданной ему и оказывавшей ему безотказную поддержку.

После государственного переворота 1951 г. были увеличены полицейские силы. Возглавлявший их генерал полиции Пао Срианон монополизировал торговлю опиумом, от которой он получал огромные доходы. В полиции он опирался на преданных людей, занимавших высокие посты и помимо этого имевших "частные источники дохода".

Летом 1953 г. было заключено перемирие в Корее. Империализм сосредоточил все свое внимание на Индокитае, где большие успехи одерживало национально-освободительное движение. Войска Патет Лао в течение 1953 г. освободили значительные территории в Центральном и Южном Лаосе и вышли к таиландской границе. Правительство Пибун Сонгкхрама, опасаясь, что эти успехи могут оказать влияние на беспокойные провинции северо-востока, начало форсировать строительство к Нонгкаю железной дороги для переброски боеприпасов правительству во Вьентьяне. В декабре 1953 г. в районе восточной границы было введено чрезвычайное положение.

Миролюбивым силам удалось остановить агрессию империализма и в этой части Азии. Решения Женевского совещания (апрель - июль 1954 г.), на котором присутствовала также делегация Таиланда, увенчали борьбу вьетнамского народа за свободу и независимость. Независимости добились Камбоджа, Лаос. Но и враги национально-освободительных сил продолжали действовать, стремясь сорвать Женевские соглашения.

В сентябре 1954 г. был создан блок СЕАТО, участником которого наряду с Пакистаном и Филиппинами стал Таиланд. Его роль в этом блоке сводилась к "противостоянию" освободительным силам в Лаосе и Камбодже. Штаб-квартира СЕАТО была размещена в Бангкоке.

Однако правительству Таиланда пришлось реагировать и на успехи мирного наступления прогрессивных сил в международном масштабе и в своей стране. В апреле 1955 г. в Бандунге открылась конференция стран Азии и Африки, в ней приняла участие и делегация Таиланда, поставившая подпись под ее решениями. Одновременно премьер-министр Пибун Сонгкхрам отправился с "миссией доброй воли" по странам мира. Основной его задачей было получить от Запада дополнительную экономическую и военную помощь. Однако эта цель не была достигнута, и Пибун Сонгкхрам прибег к тактике лавирования: пытаясь "запугать" своих западных покровителей, он объявил, что правительство намерено проводить новый курс - прачатипатай (демократия): было разрешено создание политических партий (кроме коммунистической), снята цензура с печати, разрешены митинги. В январе 1957 г. возник Объединенный социалистический фронт. В нем лидировала партия "Сетакон" во главе с Теп Чотинучитом, созданная в 1955 г. представителями прогрессивных сил северо-востока. Эта партия, а затем и весь Фронт выдвинули популярные лозунги - выход Таиланда из СЕАТО, проведение нейтральной внешней политики и дружбы со всеми странами. В вопросах внутренней политики лидеры Фронта выступали с программой национализации промышленности, расширения государственного сектора в других областях экономики, демократизации всего государственного устройства.

Проправительственной была буржуазно-националистическая партия "Сери Манангкасила", объединившая в своих рядах верхушку бюрократии и армии, а также крупную буржуазию тайской, китайской, малайской национальностей. Но в самой организации шла борьба клик: одна опиралась на полицию, ее возглавлял генеральный директор полиции Пао Срианон; вторая нашла опору в армии, ее лидером был маршал Сарит Танарат. Такая ситуация внутри проправительственной партии облегчила американскому империализму задачу найти во враждующих политических силах такую, на которую он смог бы положиться в сложной обстановке, возникшей в Таиланде и в других странах Индокитая в 1955-1956 гг. Сильным противником "Сери Манангкасилы" была монархическая - Демократическая партия.

Летом 1956 г. был снят ряд ограничений на внешнюю торговлю. Улучшились экономические отношения со странами социалистического лагеря, в том числе и с СССР. Деловые связи стали налаживаться с КНР.

С 1955 г. активизировалось рабочее движение. В сложившихся условиях КПТ, находившаяся в подполье, призвала народ объединить силы для борьбы с агрессией американского империализма.

На февраль 1957 г. были намечены очередные выборы в Ассамблею. В ходе предвыборной кампании очень активно выступила Демократическая партия. Однако в отличие от партий Социалистического фронта она оказалась неспособной выставить общенациональные лозунги борьбы, ограничившись, как и в прежние годы, разоблачением махинаций членов правящего блока и требованием возврата к конституции 1949 г. Не могла предложить конструктивных решений и правящая партия. Видя слабость своих позиций, но не желая потерять власть, партия "Сери Манангкасила" пошла на фальсификацию выборов, прибегнув к подложным бюллетеням. В результате она получила 85 мест из 160. "Демократы" получили 28 мест, партии Социалистического фронта - 21.

С бурным протестом против фальсификации выборов выступили студенты бангкокских университетов, организовавшие 2 марта 1957 г. политическую демонстрацию. В партии "Сери Манангкасила" произошел раскол: группа Сарита Танарата создала самостоятельную партию "Сахапум" (Союзная) и печатный орган "Сансери". В нем Сарит выступил с заявлениями, в которых высказался за более независимый от США политический курс, за сближение с КНР и отмену антикоммунистического закона. В правительстве Сарит Танарат и его группа пошли на раскол и заявили об отставке. К началу сентября в правительстве Пибун Сонгкхрама осталось лишь три министра, а 16 сентября его противники совершили государственный переворот. Пибун Сонгкхрам спешно направился в Чантхабун, а оттуда в Камбоджу. Пао Срианон бежал в Швейцарию, где были вложены в банк скопленные им капиталы. Пибун нашел убежище в Японии, потом некоторое время жил в США, Индии, вернулся в Японию, где и умер в 1964 г.

Пибун Сонгкхрам был представителем того общественного направления, которое выросло из национализма мелкособственнических слоев города и деревни и стремилось военными методами добиться создания сильного экономически развитого буржуазного государства. Армию и себя он считал орудием в достижении этих целей. Отсюда его отрицательное отношение к буржуазному стяжательству за счет использования своего служебного положения. Насколько позволяют судить материалы, он не составил себе состояния, не в пример таким представителям бюрократии, как Пао Срианон или оттеснивший его Сарит Танарат.

После бегства Пибуна новое правительство было сформировано Пот Сарасином, только что прибывшим из США, где он был послом. На декабрь были назначены выборы в Ассамблею, что должно было привлечь симпатии всех недовольных прошлыми выборами к новому правительству. Однако собрать подавляющее большинство голосов вокруг новой партии "Сахапум" не помог и этот шаг: она получила на выборах лишь 45 мест из 160. Перевеса не добились ни "демократы" (39 мест), ни партии Социалистического фронта (12 мест). Правительство после выборов возглавил генерал Таном Киттикачон. 21 декабря 1957 г. было объявлено о создании Объединенной национал-социалистической партии, включившей партию "Сахапум" и ряд мелких националистических групп.

В марте 1958 г. Сарит Танарат поехал в США, намереваясь добиться увеличения ассигнований по программе экономической помощи.

Группа Сарита, представлявшая связанную с империализмом крупную буржуазию, прекрасно сознавала, что ей не по пути с партиями Социалистического фронта и их требованиями. Ее выбор был давно уже сделан: если США признают переворот и сделают ставку на Сарита, порвать с народом и установить в стране военную диктатуру. 20 октября 1958 г. армия совершила новый государственный переворот. Власть взял Революционный совет из военных во главе с Саритом. Была отменена конституция 1952 г., распущена Ассамблея, запрещены все политические партии, профсоюзы. Но, нуждаясь в поддержке широких слоев населения, Революционный совет в ноябре 1958 г. пошел на такую меру, как снижение цен на рис, платы за обучение, платы за проезд в автобусе. В день переворота был одобрен новый государственный бюджет, в котором наибольшие ассигнования были выделены министерству образования.

Таиланд под властью военной диктатуры Сарита Танарата - 1959-1963 гг. 28 января 1959 г. была обнародована новая конституция из 20 статей. Ассамблея упразднялась и заменялась Учредительным собранием, которое состояло только из назначаемых депутатов (240 человек) и должно было заниматься подготовкой новой постоянной конституции. Назначенное правительством Учредительное собрание состояло из офицеров высшего ранга. Права короля были урезаны, законодательная и исполнительная власть сосредоточены в руках правительства. Последнее было сформировано Саритом 10 февраля 1959 г. В него вошли молодые люди, уже проявившие себя в различных областях государственной деятельности. Сам Сарит занял в правительстве восемь постов. Высшая судебная власть в стране также оказалась в его руках. Статья 17 конституции предоставляла премьер-министру право издавать приказы и распоряжения, направленные на "обеспечение национальной безопасности".

В феврале 1959 г. правительство Сарита расширило рамки "антикоммунистического закона": последний можно было теперь применять против любых организаций и лиц, неугодных по каким-либо причинам правительству. С 1959 г. начался террор против лиц, заподозренных в коммунистической деятельности: их расстреливали без суда и следствия. Были арестованы лидер Социалистического фронта Теп Чотинучит, председатель Комитета в защиту мира Чароен Супсен и другие видные общественные деятели. Всего к сентябрю 1960 г. был арестован 61 человек, все они были преданы военному суду. В числе арестованных было много выходцев с северо-востока. На этот район правительство обратило особое внимание. В мае 1961 г. в прессе появились сообщения о раскрытии заговора автономистов - сторонников предоставления автономии провинциям северо-востока. Возглавлял эту группу бывший депутат от провинции Саконнакхон Най юнг Чантавонг. Последний был казнен как "региональный коммунистический лидер", а на провинции северо-востока обрушился полицейский террор. Особенно тяжелым был конец 1961 г.: арестовывались представители местной интеллигенции в Саконнакхоне и Удоне, общее число схваченных составило сто человек. Появились сообщения о связях, которые поддерживали арестованные с деятелями Патет Лао, а также о создании эмигрантами из провинций северо-востока "группы тайских эмигрантов" в Чиенг Куанге (Лаос).

Политический террор в Таиланде, и особенно в провинциях северо-востока, совпал с активизацией реакционных сил в Лаосе. 31 декабря 1959 г. во Вьентьяне произошел военный переворот, в котором ведущую роль играл Фуми Носаван, родственник Сарита Танарата, продержавшийся у власти до 9 августа 1960 г. 6 марта 1962 г. было подписано соглашение Дин Раек - Танат Коман, во исполнение которого 16 мая 2800 американских морских пехотинцев с о-ва Окинавы высадились в Таиланде и разместились на границе с Лаосом. Со стороны правительства Таиланда это была новая попытка вмешательства в ход событий в Лаосе. Когда войска Фуми Носавана были разбиты патриотическими силами и обращены в бегство, они перешли в ряде мест на таиландскую территорию.

Отношения таиландских правящих кругов с соседней Камбоджей также систематически ухудшались. Они оказывали покровительство камбоджийской реакционной эмигрантской организации "Кхмер серей". В 1958 г. "Кхмер серей" организовала заговор для свержения правительства Сианука. Но заговор был раскрыт, а таиландские правящие круги даже пошли на временное улучшение отношений с Камбоджей. В 1959-1960 гг. были сделаны попытки нормализовать отношения между Камбоджей и Таиландом, завершившиеся подписанием 15 декабря 1960 г. соглашения о прекращении пограничных инцидентов и радиопропаганды. Но в 1961 г. враждебные выпады радиопропаганды были возобновлены обеими сторонами, а 23 декабря 1961 г. правительство Сианука заявило о разрыве дипломатических отношений с Таиландом. Желая сохранить свои позиции в Камбодже, правительство США дало указание Дину Ачесону, советнику президента по вопросам НАТО, поддержать жалобу Камбоджи в Международном суде в Гааге по поводу оккупации Таиландом храма Правихеа. Таиланд вынужден был вывести свои войска из Правихеа, последний был возвращен Камбодже. В августе 1962 г. США сообщили о своем решении значительно увеличить военную помощь Камбодже, что вызвало в таиландских правящих кругах гневное возмущение, поскольку последняя якобы могла использовать военные поставки против Таиланда.

Действия США в Камбодже вызвали критические выступления военной группы Таиланда, а также возмущенные студенческие демонстрации в Бангкоке.

Военное давление Таиланда на Камбоджу продолжало возрастать. В сентябре 1962 г. Камбоджа подала в ООН жалобу на агрессивные действия Таиланда, выступавшего в контакте с южновьетнамским режимом. Вмешательство ООН не ослабило агрессивных действий Таиланда. Начавшийся индо-китайский конфликт в октябре

1962 г. вновь усилил тягу правящих кругов страны к союзу с США. Последние добились улучшения отношений с Таиландом: на сессии СЕАТО в Париже в апреле

1963 г. были усилены административные права генерального секретаря блока, а также изменена процедура голосования (для принятия решения требовалось согласие пяти членов блока из восьми).

И все же некоторая часть правящей группы в Таиланде продолжала помышлять о нейтральном курсе во внешней политике: с ее точки зрения, блок СЕАТО не мог служить надежной альтернативой силе КНР, а политическая линия США вызывала все больше сомнений. Но при жизни Сарита это стремление не было активным. Правительство и режим, созданные Саритом Танаратом, оказались устойчивыми вплоть до его смерти в декабре 1963 г.

Однако смерть маршала Сарита Танарата не повела к смене правительства: 9 декабря 1963 г. его заместитель генерал Таном Киттикачон, вскоре ставший фельдмаршалом, сформировал новый кабинет. Как и Сарит, он сохранил за собой пост верховного главнокомандующего армией. Его заместителем стал генерал Прапат Чарусатиен, сохранивший за собой также пост министра внутренних дел. Сохранил пост министра иностранных дел и Танат Коман. Заместителем премьер-министра и министром без портфеля остался принц Ван Вайтьякон. В качестве министра только что созданного министерства экономического развития в кабинет был введен Пот Сарасин. Пост министра сельского хозяйства остался за генералом Сурачит Чарусрани. Однако последний в сентябре 1964 г. вынужден был выйти в отставку, так как раскрылся скандальный случай со взяткой, полученной им от китайского капиталиста, в сумме 3 млн. бат золотом и бриллиантами за концессию в 20 тыс. раев государственных земель под каучуковые плантации.

Как и при Сарите, опорой режима оставалась мощь первой армии и авторитет ее командующего генерала Крит Сивара. Но хотя армия н оказывала решающее влияние на государственные дела, ни в кабинете Сарита, ни в кабинете Танома военные не составляли большинства.

Важным фактором в упрочении режима Сарита Танарата - Танома Киттикачона была военно-политическая поддержка со стороны США. Последние вкладывали в Таиланд в среднем до 40 млн. долл. в год, создавая огромные запасы военных материалов, сеть дорог стратегического назначения, военные базы и посадочные полосы.

"Народная война" на территории Таиланда - 1963-1969 гг. Деятельность Коммунистической партии Таиланда, вынужденной в связи с репрессиями уйти в глубокое подполье, была возобновлена в 1961 г. С марта 1962 г. начала работать на тайском языке и языках национальных меньшинств, проживающих в Таиланде, радиостанция "Голос народа Таиланда". Одновременно в горных районах Таиланда появилась издаваемая в подполье газета "Эккарат" ("Независимость"). КПТ призывала народ начать "вооруженную борьбу и народную войну", выступить на борьбу с "кликой Танома".

С 1962 г. обострилась обстановка на южной границе Таиланда: остатки Коммунистической партии Малайи, возглавляемые Чин Пенгом, перешли с территории Малайи в южные районы Таиланда. В труднодоступных местах были созданы военные базы. Это движение первое время было ориентировано на Малайзию. Сложившимися трудностями центральной власти воспользовались националистические элементы в среде местного малайского населения и в 1963 г. создали Народную партию Южного Таиланда, выступавшую за воссоединение малайских районов Таиланда с северными провинциями Малайзии. В январе 1962 г. на юге был создан политический фронт из представителей Компартии Малайзии и местных малайских националистов, призывавших к свержению правительства Танома Киттикачона.

1 октября 1964 г. с таким же призывом к народу Таиланда обратилась КПТ, а 1 ноября 1964 г. в Пекине было объявлено о создании Движения за независимость Таиланда, включившего лиц, эмигрировавших из страны по политическим мотивам. Через месяц об этом сообщила радиостанция "Голос народа Таиланда", а затем радио в Пекине, Ханое, радиостанция Патет Лао. Лидером Фронта был Паном Чуланот - тайский эмигрант, нашедший убежище на территории КНР.

1 января 1965 г. был создан Объединенный патриотический фронт Таиланда, о чем стало известно из передач радиостанции "Голос народа Таиланда", а также из листовок, разбросанных в Бангкоке. Руководители Фронта обвинили США в гангстеризме, а правительство Таиланда осудили за поддержку планов американского империализма по вторжению в ДРВ.

Еще в 1964 г. в северо-восточных районах Таиланда стихийно возникали враждебные действия местного крестьянства в отношении строившихся под руководством американских специалистов стратегических объектов, например нападения на "шоссе дружбы" Бангкок - Нонгкай.

В 1965 г. вооруженные силы партизан, руководимые Фронтом, начали вооруженную борьбу против правительства Танома. Районом действия их первых отрядов были слаборазвитые области Таиланда на северо-востоке. По сообщениям таиландской и западной печати, военные действия развернулись в ноябре 1965 - апреле 1966 г. В новогоднем послании Объединенного патриотического фронта к народу Таиланда эта борьба с 1966 г. стала именоваться "народной войной". Идеологи Фронта, и в частности пропагандисты, действовавшие в районах северо-востока, стояли в тот период на националистических позициях. Они не выступали против королевской власти, считая, что ее надо уважать. По их словам, они были лишь против правительства Танома, произвола полиции, коррупции чиновничества, "американизации" таиландской культуры.

К концу 1967 г. руководство "народной войной" от Фронта перешло к КПТ. Радиостанция "Голос народа Таиланда" начала передачи на языке, понятном жителям северо-восточных провинций. Участились случаи активных боевых действий: за 1967 г. партизанские отряды народных вооруженных сил совершили 269 атак в 28 из 71 провинции Таиланда (в 1966 г. таких атак было только 120). Однако нападений на американские базы в период 1965 -1967 гг. не совершалось.

Как показала практика, партизанские отряды на территории Таиланда были плохо обучены, не обеспечены кадрами и вооружением. К тому же они встретили слабую поддержку внутри страны. Правительство, использовав ассигнования по программе экономической и военной помощи США, сумело сравнительно быстро справиться с партизанским движением. Вооруженные базы партизан, созданные в труднодоступных лесистых районах северо-востока, были разбиты правительственными войсками. К концу 1967 г. партизанское движение было подавлено.

С 1968 г. районом наиболее активных военных действий партизанских отрядов, руководимых КПТ, стали северные области Таиланда, населенные горным народом мео. Активные партизанские действия возобновились и на северо-востоке: в июне 1968 г. партизанские отряды совершили налет на американскую военно-воздушную базу в Удонтхани. Партизанские отряды в январе 1969 г. были преобразованы в Народно-освободительную армию Таиланда и было создано единое командование ими. Партизанская тактика сменилась тактикой регулярной войны. Отряды армии получили новое легкое стрелковое оружие. К ним пришли обученные военные и политические кадры. Политическое руководство вооруженной борьбой было сосредоточено в руках КПТ.

Политическая линия правительства Танома Киттикачона в 1964-1973 гг. К 1965 г., по данным западных социологов, завершилось формирование военно-бюрократической элиты в Таиланде. Важным фактором, ускорившим ее формирование, был политический союз с США.

В 1965 г. между США и Таиландом было заключено секретное соглашение. Американское правительство обязалось увеличить военную помощь Таиланду, поставить ему ракеты зенитной обороны, а также выплатить 200 млн. долл. за отправку во Вьетнам таиландских войск. 3 мая 1966 г. правительство Таиланда приняло решение о посылке в Южный Вьетнам двух военных кораблей и двух самолетов. В марте 1967 г. в Южный Вьетнам был направлен полк "Королевская кобра" (2300 человек), в феврале 1969 г. - дивизия "Черные леопарды" (12 тыс. человек). В американской прессе за 1967 г. появились сообщения, что правительство Таиланда передало в распоряжение вооруженных сил США "по крайней мере шесть крупнейших баз", сделав тем самым, по словам американского посла в Бангкоке, "огромный вклад" в эскалацию войны во Вьетнаме.

Усилившееся наступление миролюбивых сил, а также заметное ухудшение экономического положения страны с середины 60-х годов, рост антиправительственных настроений в различных слоях общества заставили правительство Танома Киттикачона прибегнуть к маневрированию. В июне 1968 г. была обнародована восьмая конституция. Исполнительная власть сосредоточивалась в руках премьер-министра - главы кабинета; законодательная власть - в двухпалатной Ассамблее. Ее высшая палата - сенат - в составе 164 человек назначалась королем по рекомендации правительства. Нижняя - палата представителей - в составе 219 человек избиралась.

Сенат был подобран Таномом, поэтому не могло быть и речи об использовании сената монархистами в целях создания оппозиции правящему режиму.

Конституция сохраняла за премьер-министром право вводить чрезвычайное положение, когда он сочтет это необходимым.

На 10 февраля 1969 г. были назначены выборы нижней палаты. Были отменены те положения закона о чрезвычайном положении, которые препятствовали проведению выборов (но военное положение, введенное в провинциях севера и северо-востока еще в конце 1967 г. в связи г действиями там партизанских отрядов, сохранялось).

Эти выборы показали важные перемены в расстановке классовых сил. Большинство мест - 91 - в нижней палате Ассамблеи заняли представители деловых кругов, люди с солидными капиталами. В состав вновь сформированного Таномом Киттикачоном кабинета вошли 12 министров: 6 из них были военными или служащими полиции, 6 - гражданскими лицами.

После провозглашения Никсоном "гуамской доктрины" (азиатские войны должны вести жители азиатских стран), 1 сентября 1969 г. министр иностранных дел Таиланда и посол США в Бангкоке начали переговоры о сокращении численности американских войск в стране. 30 сентября 1969 г. Никсон и Таном Киттикачон объявили план вывода 6 тыс. американских солдат с территории страны в течение десяти месяцев. С ноября 1968 г. военно-воздушные силы США прекратили бомбардировки Северного Вьетнама с военно-воздушных баз, расположенных на территории Таиланда. Но американские бомбардировки территории Патет Лао с территории Таиланда приняли особенно ожесточенный характер. К сентябрю 1970 г. 6 тыс. американских солдат были выведены с территории Таиланда, а к июлю 1971 г. еще 9800 человек покинули Таиланд.

В 1970 г. правительство Таиланда признало правительство Лон Нола и после девятилетнего перерыва были восстановлены дипломатические отношения с Камбоджей. Были заключены многочисленные соглашения о взаимном сотрудничестве (так, на территории Таиланда проходили обучение 10 тыс. камбоджийских солдат, летом 1973 г. пополнивших армию Лон Нола).

Но, поддерживая националистические режимы или их лидеров, правительство Таиланда также искало контактов со странами социалистического содружества. Так, Таном заявил, что к 1972 г. таиландские войска будут выведены из Южного Вьетнама. Затем таиландское правительство согласилось на встречу с представителями ДРВ для обсуждения проблемы репатриации вьетнамских беженцев, нашедших приют в Таиланде. Наконец, Таиланд впервые подписал торговые соглашения с рядом социалистических стран Восточной Европы.

Принятые в 1968 г. меры по демократизации политической жизни, несмотря на их ограниченность, дали выход оппозиционным настроениям, а также обострили отношения в правящем блоке.

Политическая ситуация в стране осложнялась усилившейся с 1969 т. активностью партизан на границе с Малайзией. Согласно официальному заявлению правительственных кругов Таиланда, в 1970 г. военные действия здесь велись с территорий 9 из 12 провинций. Целью борьбы было добиться создания автономных районов на юге Таиланда и воссоединения их с Малайзией. Угрожающие размеры приняла партизанская война на севере и северо-востоке. 1 декабря 1970 г. американская разведка сообщила о создании сильной, хорошо снабжаемой оружием партизанской военной базы на северо-востоке. На севере вооруженные отряды мео совершили налет на местные административные центры.

17 ноября 1971 г. в самый разгар острейших дебатов по вопросу о новом государственном бюджете в стране был совершен очередной государственный военный переворот. Парламент был распущен, место Совета министров занял Революционный совет во главе с Таномом Киттикачоном. Через пять дней Революционный совет был преобразован в Национальный исполнительный совет (НИС). Его декретом были запрещены политические партии, а также созыв политических собраний и митингов представителями общественности и студенчества. Особый указ разрешил правительству подвергать аресту и держать в заключении любое лицо, обвиненное в "коммунистической деятельности".

Однако введение военного режима оказалось малоэффективным в обстановке продолжавшихся экономических неурядиц, связанного с ними роста рабочего движения и общего подъема политической активности городских слоев. Рупором последних были газета либерального направления "Нейшн" и студенческие общества. Выступая с общенациональных позиций, последние протестовали против расхищения национальных ресурсов иностранным империализмом, в частности японским.

Созданные в ведущих университетах страны центры - Студенческое общество университета Чулалонгкорна, Студенческий центр университета Таммасат, Экономическое общество Касетсатского университета - приступили к изучению роли Японии в странах ЮВА. Студенческий центр "Борьба за экономику Таиланда", при котором имелась секция по изучению Японии, провел широкий опрос общественного мнения о роли Японии и организовал дискуссию на тему "Таиланд против Японии". В ноябре 1972 г. по инициативе Национального студенческого центра в Бангкоке была проведена массовая демонстрация как часть национальной кампании бойкота японских товаров. Тогда же студенты провели продолжавшуюся всю ночь сидячую забастовку, требуя от правительства отменить декрет НИС, который ставил суд под контроль исполнительной власти.

Заметно активизировалось партизанское движение. 11 января 1972 г. был совершен налет на военно-воздушную базу Утапао, где были повреждены американские военные самолеты. В январе же на Танома Киттикачона во время его поездки в южные районы было совершено покушение.

В августе 1972 г. правительство Таиланда в лице министра внутренних дел генерала Прапата Чарусатиена обратилось к КП Таиланда с призывом "выйти из джунглей и начать переговоры о прекращении вооруженной борьбы". Повстанцам была обещана амнистия. "Прекратив вооруженную борьбу, - заявил генерал, - мы сэкономим 200-300 тыс. бат". Одновременно правительством Таиланда была опубликована "Белая книга" о повстанческом движении в стране.

Столь же энергичными, как и малоуспешными, были усилия найти общую платформу для переговоров с националистами малайского юга. В декабре 1972 г. генерал Прапат Чарусатиеп выступил перед общественностью четырех южных провинций, где большинство населения составляли мусульмане, с заявлением, в котором изложил программу культурного и экономического развития этого региона. Он заявил, что на ближайшие 12 лет на экономическое развитие малайских районов ассигновано 30 млн. долл. Одновременно были приняты меры для повышения культурного развития этих районов - открыли университет.

Учитывая рост националистических настроений в стране и в поисках контакта с ними, НИС разработал и 15 декабря 1972 г. обнародовал временную конституцию. 19 декабря был восстановлен совет министров, сменивший Национальный исполнительный совет.

Подписанное в январе 1973 г. соглашение о прекращении огня во Вьетнаме усилило тягу правящих слоев Таиланда, с одной стороны, к экономическому и политическому сотрудничеству со странами региона, а с другой - к урегулированию отношений с КНР. В течение 1973 г. были улучшены отношения с Бирмой, таиландская сторона помогла разоружить группу У Ну.

Отношение правящей группы Танома Киттикачона к событиям в Лаосе диктовалось стремлением утвердить у власти правые группировки как надежный противовес Патет Лао.

Обстановка в Таиланде продолжала накаляться: 21 июня 1973 г. 10 тыс. студентов семи из девяти таиландских университетов устроили в Бангкоке беспрецедентную демонстрацию в знак протеста против исключения из университета имени Рама Камхенга девяти студентов. Демонстранты потребовали введения постоянной конституции. На следующий день к демонстрантам присоединилось еще 40 тыс. студентов. Кабинет министров, собравшийся на экстренное заседание, удовлетворил требования демонстрантов: исключенные студенты были восстановлены.

Таиланд после октября 1973 г. Волнения в стране продолжались и особой остроты достигли в октябре 1973 г, 5 октября полиция арестовала одиннадцать студентов и преподавателей, которые распространяли в Бангкоке листовки с требованием восстановить конституцию. Затем за решетку были брошены еще два человека. Против арестованных было выдвинуто обвинение в "заговоре". Репрессии лишь накалили обстановку. К 11 октября в университете Таммасат собрались тысячи студентов, возмущенных произволом властей. К студентам столичных университетов стали присоединяться учащиеся из других городов. Во главе этого движения стал Национальный студенческий совет. Студенты настаивали на освобождении арестованных. Решительно требовали восстановления конституции.

13 октября в Бангкоке состоялся многотысячный митинг, вылившийся в грандиозную демонстрацию населения столицы, в которой участвовало 200-400 тыс. человек. 14 октября улицы Бангкока превратились в поля сражений. По приказу начальника полиции последняя открыла огонь по демонстрантам, пустила на них танки. На улицах появились баррикады.

Вечером 14 октября правительство Танома Киттикаона объявило об отставке. Король Таиланда в выступлении по радио и телевидению сообщил о назначении главою временного правительства ректора университета Таммасат профессора Сания Дхармасакти, близкого к студенчеству. Таном Киттикачон и Прапат Чарусатиен покинули страну. Было срочно созвано Национальное собрание в составе 299 депутатов, оно должно было: утвердить проект будущей конституции.

Сания Дхармасакти, выступая по радио после вступления на пост премьер-министра, пообещал в течение шести месяцев ввести новую конституцию и сразу же после этого провести всеобщие выборы. Проект новой конституции был представлен на обсуждение Национальному собранию 7 марта 1974 г. В составленный Сания Дхармасакти кабинет министров были включены преимущественно гражданские лица, за исключением тех постов, которые требовали военных знаний. Пост заместителя премьер-министра занял Сукит Нимманхемин, министра иностранных дел - Чарунпан Исрангкур. Последний, как отмечала печать, среди внешнеполитических проблем на первое место поставил задачу улучшения и нормализации отношений с КНР. Первым важным шагом на этом пути был пересмотр декрета, налагавшего запрет на торговлю с КНР. Пекинские руководители ответили на эти шаги повышенным интересом к Таиланду.

Однако требования Национального студенческого центра в вопросах внешней политики шли значительно дальше: он требовал отказа от экономической и военной помощи любой страны, в том числе и США, а также выхода Таиланда из СЕАТО. Западная печать предсказывала, что Таиланд станет играть все более нейтральную роль в Азии, будет стремиться освободиться не только от американских баз, но и от репутации лучшего друга США в ЮВА. Основанием к таким суждениям были вывод из Таиланда 10 тыс. военнослужащих ВВС США и ликвидация баз в Такли и Намфонге в 1974 г.

Были начаты поиски путей для осуществления перемен в области экономической и социальной политики. Однако в выработке нового курса правительство не проявило ни необходимой твердости, ни находчивости. Критика его организациями студенческого движения и органами печати привела к отставке 22 мая 1974 г. правительства Сания Дхармасакти. Вслед за его отставкой на всей территории были приведены в боевую готовность военные и полицейские силы. 30 мая кризис завершился формированием нового кабинета, премьер-министром которого остался Сания Дхармасакти. Уже 7 июня глава правительства представил Национальному собранию новое правительство, состоявшее только из гражданских лиц. Он заявил также, что будет и впредь укреплять вооруженные силы, чтобы иметь возможность продолжать вооруженную борьбу с партизанским движением в беспокойных районах. КП Таиланда ответила на приход к власти правительства Сания Дхармасакти заявлением о своем намерении продолжать борьбу.

Временное правительство, либерально-демократическое по своему характеру, представляло компромисс между представителями королевского двора, армии, финансовых кругов, либерального реформаторского течения местной буржуазии. В выработке своей политической платформы око, естественно, стремилось учесть прежде всего интересы тех групп, которые поставили его у власти. Однако сильнейшее недовольство народных масс - рабочие демонстрации и забастовки, митинги и делегации крестьянства - заставляло правительство считаться с их требованиями и идти на частичное их удовлетворение.

К числу важных мероприятий нового правительства, носивших общенациональный характер, следует отнести меры по ограничению политического влияния верхушки армии. 25 сентября 1974 г. началась реорганизация вооруженных сил. 5 октября 1974 г. Национальное собрание одобрило проект новой постоянной конституции Таиланда. Ряд статей конституции лишали верхушку армии участия в политической жизни государства.

Новая конституция государства, вступившая в силу 8 октября 1974 г., закрепила сложившееся соотношение политических сил: были значительно усилены права низшей, избираемой, палаты Ассамблеи. Это означало повышение роли местной буржуазии, укрепившейся экономически в 60-е годы. Большую роль в политической жизни стали играть королевский двор и группировавшиеся вокруг него роялисты. Лидерами последних были братья Сени и Кыкрит Прамоты. Кыкрит Прамот занял ответственный пост председателя Национального собрания. Но и те, и другие свои политические задачи определяли в свете происшедших в стране и мире глубоких перемен. 9 октября 1974 г. был опубликован правительственный указ, разрешивший создание политических партий. Однако действие указа не распространялось на 30 провинций севера, северо-востока и юга, где продолжалась партизанская война. Национальное собрание 24 октября санкционировало решение правительства распространить на эти провинции закон о военном положении. Действовавшая в этих районах КПТ указом о политических партиях не была легализована. В ходе подготовки к выборам в Ассамблею рабочий класс и крестьянство оказались лишенными своих политических организаций. Восстановлением конституционного правления и политических свобод воспользовались демократические элементы из буржуазных слоев, прогрессивная интеллигенция и студенчество, создавшие многочисленные политические партии и группировки (см. раздел "Политические партии").

В интересах широких слоев национальной буржуазии правительство Сания Дхармасакти приложило усилия к тому, чтобы наладить торговые отношения с социалистическими странами. 8 ноября 1974 г. с визитом в Румынию, Венгрию, Польшу выехала торговая делегация, которую возглавлял заместитель министра торговли. В 1974 г. вдвое по сравнению с 1973 г. вырос товарооборот советско-таиландской торговли. На обсуждение Национального собрания в ноябре 1974 г. был поставлен законопроект, предусматривавший развитие торговых связей со странами социалистической системы. 2 декабря 1974 г. в Бангкоке открылась выставка товаров советских внешнеторговых объединений, во время которой были подписаны торговые контракты на сумму 3,5 млн. долл. 5 декабря 1974 г. Национальное собрание единодушно проголосовало за отмену декрета НИС, ограничивавшего торговлю с КНР.

На 25 января 1975 г. были назначены выборы в Ассамблею. Основными проблемами, на которых правящие круги в ходе подготовки к выборам сосредоточили внимание общественности, были борьба с инфляцией и "обеспечение внутренней безопасности", т. е. борьба с действиями партизан. Расширение на протяжении 1974 г. внешнеторговых связей позволило правительству сократить внешнеторговый дефицит и стимулировать развитие сельского хозяйства, что ослабило действие инфляции. Вторую проблему правящие круги Таиланда рассчитывали разрешить в ходе установления торговых и дипломатических отношений с КНР.

Вынужденное считаться с нуждами земледельческого населения, а также ради ослабления напряженной внутриполитической обстановки в стране Национальное собрание 17 января 1975 г. одобрило закон о земледельческой реформе. Последний предусматривал ограничение землевладения каждой семьи 50 раями пахотного поля и 100 раями для выпаса скота. Срок проведения реформы был определен в три года.

Выборы в Национальную законодательную ассамблею состоялись 25 января 1975 г.; участие в выборах приняло менее 40% граждан, пользующихся правом голоса. Наибольшее число мест - 72 из 269 - получила Демократическая партия, воссозданная Сени Прамотом. Партия социального действия-ее лидером был Кыкрит Прамот - получила 18 мест. Наибольшее число голосов обе партии собрали по столичному избирательному округу Бангкок - Тхонбури.

Из правых партий наибольшее число мест в Ассамблее получили Партия социальной справедливости (45 мест) и Тайская национальная партия (28 мест). Объединенный социалистический фронт имел 9 мест.

На следующий после выборов день был обнародован официальный список имен ста сенаторов, назначенных королем в высшую палату Ассамблеи. По преимуществу это были вышедшие в отставку чиновники, бывшие чины полиции, офицеры вооруженных сил, бизнесмены. 90 сенаторов были старше 60 лет.

6 февраля 1975 г. сессия Национальной ассамблеи избрала лидера Социал-националистической партии Прасит Каичанавата председателем палаты представителей.

Формирование правительства было поручено лидеру Демократической партии Сени Прамоту. Правые партии предложили последнему образовать коалиционный кабинет. Условием вхождения в коалицию было предоставление ряда ответственных постов, включая и пост министра обороны, представителям правых партий. Сени Прамот предпочел войти в коалицию с Социально-аграрной партией и сформировал кабинет меньшинств. Однако это правительство просуществовало лишь с 27 февраля по 6 марта 1975 г., когда оно после голосования в парламенте вотума доверия, не собрав требуемого большинства голосов, вышло в отставку. Новое коалиционное правительство было сформировано лишь 20 марта лидером Партии социального действия Кыкрит Прамотом. Эта партия - более широкая по своему социальному составу, чем Демократическая партия: она представляет интересы бизнесменов, столичной интеллигенции, кругов, близких ко двору. В коалицию с ней вступили шесть партий, занимающих позиции "правее центра", аналогичные по социальной ориентации Партии социального действия. Наиболее сильными в коалиции являлись две партии-Партия социальной справедливости, имевшая девять постов в кабинете министров, и Тайская национальная партия, имевшая восемь постов в правительстве, включая пост министра обороны.

Семь участников правящей коалиции располагали менее чем половиной мест в нижней палате парламента (117 из 269). Судьба правительства зависела от голосов мелких правых политических партий, поддерживающих правительство Кыкрит Прамота. При голосовании в парламенте 20 марта 1975 г. вотума доверия коалиция собрала 140 голосов. 124 голоса были поданы против. Они принадлежали оппозиции из пяти основных партий - Демократической (лидер Сени Прамот), Социалистической, Объединенного социалистического фронта, партии "Новая сила", Социально-аграрной партии.

В программное заявление новое правительство включило обещания добиваться вывода войск США с территории Таиланда в течение одного года (к марту 1976 г.), нормализовать отношения с КНР, подготовить отмену "антикоммунистического закона", улучшить экономическое положение народа.

Весной 1975 г. обстановка в районе Индокитая определялась победой патриотических сил Вьетнама и Камбоджи. Правительство Таиланда стало все настойчивее добиваться ликвидации присутствия ВВС США в стране.

5 мая 1975 г. в Бангкоке и Вашингтоне было официально объявлено о дальнейшем сокращении численности американских вооруженных сил в Таиланде: к концу июня 1975 г. подлежали выводу 7500 американских военнослужащих. В мае же была начата подготовка к демонтированию военно-воздушной базы США в Убоне. Вопрос об американских базах на территории Таиланда вновь остро встал в середине мая. США самовольно использовали военную базу в Утапао, перебросив на нее 14 мая без разрешения таиландского правительства 1100 морских пехотинцев с баз на Окинаве и Филиппинах. Этот шаг был сделан США в связи с задержанием камбоджийским кораблем американского судна в районе побережья Камбоджи.

Правительство Таиланда 15 мая заявило резкий протест временному поверенному в делах США в Бангкоке и потребовало извинений. В Бангкоке прошли бурные антиамериканские демонстрации. В тот же день американские пехотинцы были выведены с базы и переброшены на американский авианосец. Произвол США вызвал бурные антиамериканские выступления не только в Бангкоке, но и в провинции, продолжавшиеся несколько дней. Министр иностранных дел Таиланда вручил посольству США меморандум, в котором подчеркивалось, что таиландское правительство сочло "необходимым пересмотреть все аспекты обязательства, взятые на себя Таиландом и США, и произвести этот пересмотр немедленно". Пересмотру подлежали соглашения об использовании США военных баз и объектов в Таиланде в ожидании полного вывода из Таиланда вооруженных сил к марту 1976 г.

Развернувшееся в Таиланде в мае месяце общенациональное движение за ликвидацию баз ВВС США на таиландской земле способствовало осуществлению планов правительства: к концу июня 1975 г. 7500 военнослужащих США и 150 самолетов покинули страну. 26 июня, после четырнадцатилетнего существования, закрылась авиационная база США в Убоне.

Важный дипломатический, политический и экономический аспект для Таиланда имел вопрос об установлении дипломатических отношений с КНР.

29 июля 1975 г. из Бангкока в Пекин вылетела правительственная делегация Таиланда во главе с премьер-министром Кыкрит Прамотом и министром иностранных дел для подписания соглашения об установлении между КНР и Таиландом дипломатических отношений. Совместное китайско-таиландское коммюнике об установлении, отношений было опубликовано 2 июля 1975 г.

Летом 1975 г. правительство Таиланда приступило к консультациям со странами - членами АСЕАН по проблемам, связанным с судьбой блока СЕАТО, а 25 сентября было официально объявлено о ликвидации блока. 31 октября 1975 г. Таиланд и Камбоджа подписали соглашение о нормализации отношений.

Внешнеполитический курс правительства Кыкрита Прамота поддерживали оппозиционные партии, в том числе Объединенный социалистический фронт. Однако острые разногласия возникали по вопросам, связанным с внутренней политикой. Так, в июле 1975 г. лидер оппозиционной партии "Новая сила" вынес на обсуждение Ассамблеи законопроект, предусматривавший снижение возрастного ценза для участия в выборах с 20 до 18 лет и для кандидатов в депутаты - с 23 лет до 20 лет. Ассамблея на совместном заседании обеих палат отклонила этот проект.

События из области внутренней политики указывали на острые разногласия по вопросам определения правительственного курса: правые силы старались удержать власть и влияние, действуя за спиной правительства Кыкрит Прамота. Сторонникам демократии, силам, участвующим в антиимпериалистическом движении, приходится действовать в Таиланде в сложных социально-политических условиях. В стране еще не сложился сильный антиимпериалистический фронт, который бы мог направлять действия демократических сил. Учитывая наличие в военных кругах Таиланда скрытого желания сохранить в стране американское военное присутствие, США попытались оставить в Таиланде свои опорные военные пункты и часть войск. Хотя к 31 декабря 1975 г. все самолеты ВВС США покинули территорию Таиланда, там оставалось 7,7 тыс. американских военнослужащих, действующая база ВВС США в Утапао. В конце 1975 г. активизировалась деятельность реакционных кругов, началась клеветническая кампания против демократического Вьетнама. На таиландско-лаосской границе не без их ведома был спровоцирован инцидент, вслед за чем 17 ноября 1975 г. граница была закрыта. После провозглашения 2 декабря 1975 г. Лаосской Народно-Демократической Республики местные правые экстремисты, имеющие отношение к вмешательству ЦРУ США в Лаосе, выступили в

поддержку сил, подрывающих независимость этой страны. Напряженным было в конце 1975 г. положение и на границе с Камбоджей. Обстановка внутри страны осложнилась в связи с ростом цен, что повело к новым выступлениям рабочего класса, студенчества, интеллигенции, средней и мелкой буржуазии. Стала резче обозначаться перегруппировка сил внутри страны. Оппозиция собиралась выступить на сессии парламента в январе 1976 г. с предложением о вынесении вотума недоверия правительству Кыкрит Прамота. 12 января указом короля парламент был распущен, новые выборы были назначены на 4 апреля 1976 г. Политическая борьба внутри страны обострилась: правые круги стремились сохранить военные базы США на территории Таиланда, а также подготовить победу на выборах в парламент. Началась кампания террора против левой оппозиции и тех политических деятелей, которые выступали против сохранения войск США на таиландской территории. 29 февраля 1976 г. в Бангкоке был убит секретарь социалистической партии Бунсанонг Буниотаян, произошли взрывы бомб в бангкокских учебных заведениях.

Демократические силы Таиланда продолжали борьбу. Под их напором правительство Таиланда 20 марта 1976 г. отклонило предложение США оставить в стране 3 тыс. американских военнослужащих под видом "советников". Оно потребовало, чтобы к полуночи 20 марта была прекращена деятельность радиоцентра в Рамасуне, дозаправочных станций и радарных центров. В то же время правительство сделало уступку и правым силам: подразделения вооруженных сил США должны были покинуть страну не 20 марта, как было заявлено год назад, а в течение четырех последующих месяцев 1976 г.

В результате состоявшихся 4 апреля выборов яснее стала поляризация политических сил в Таиланде. Правоцентристская Демократическая партия получила наибольшее число мест- 114 из 279. За ней с большим отрывом следуют две правые партии - Тайская национальная партия и Партия социальной справедливости. Бывший премьер-министр Кыкрит Прамот потерпел поражение в своем округе в Бангкоке. Из-за недостаточной организованности левые силы на последних выборах получили мест меньше, чем в январе 1974 г.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://thailand-history.ru/ "Thailand-History.ru: История Таиланда"